rainbowwarrior: (Default)
Щаранский спустился по трапу на московскую землю. В воздухе пахло революцией. «Чтож. Пусть сильнее грянет буря!»- подумал Лев Натаныч и сел в автобус следующий до терминала.
Снаружи его уже ждал Саломон Хайкин, на новехонькой семерке БМВ.
- Неполживо!- с одобрением рукопожался с ним Лев Натаныч,- откуда дровишки?
- Спонсор подогнал,- небрежно кивнул Саломон.
- Ну как в целом,- спросил Щаранский усаживаясь в машину.
- С переменным успехом,- пожал плечами Саломон Хайкин,- пока все в режиме «стенд бай». Но по всему чувствуется, нас ждут веселые деньки.
- Наши вашингтонские друзья ждут хороших новостей этой осенью,- туманно сказал Лев Натаныч.
- Цыплят по осени встречают,- согласно кивнул головой Саломон Хайкин.
- Да. А весной они непременно возвращаются на родину,- согласился Лев Натаныч.
«Они что там обкурились»- подумал чикист, следящий за Саломоном Хайкиным,-«несут какую-то околесицу». И решил выключить всю аппаратуру.
- Куда едем, Лев Натаныч,- спросил Хайкин, как только они оторвались от преследования.
- В Экспоцентр. Стрелочка там у меня забита. А потом уж и отдохнем культурно,- он похлопал по пакету из нью-йорского дути-фри, полному кошерного уиски.
Спустя четыре часа в большей мере стояния по московским пробкам они добрались до Экспоцентра:
- «Россия инновационная» - прочитал название Лев Натаныч.
- Важно читать мелкий текст,- со знанием дела сказал Саломон Хайкин.
- «Что можно приобрести за границей на деньги от продажи нефти и газа»,- прочитал Лев Натаныч тему, определяющую направление выставки,- инновационно,- согласился Лев Натаныч.- подожди меня часик, полтора, и я быстро освобожусь.
- Разумеется, Лев Натаныч,- с радостью согласился Саломон, косясь на распечатанную бутылку уиски, которой Щаранский завтракал в самолете.
Щаранский успел как раз во время. Едва он с комфортом разместился в вип-туалете, как услышал за дверью шаги и сопение особиста. Скоротать одиночество он взял с собой небольшого Джека Дениэлса.
Ждать долго не пришлось. Дверь открылась и кто-то робко зашел внутрь.
- Вы тут?- услышал голос Щаранский.
Лев Натаныч вышел из своего убежища и включил воду в кране, чтоб никто не мог услышать их разговора:
- Вы хотели меня видеть?- спросил Щаранский и посмотрел на президента- в жизни он ему показался еще меньше ростом.
Президент явно смущался и не знал с чего начать:
- Вы знаете, я президент этой страны,- начал он издалека,- правда мой срок заканчивается.
- Я в курсе,- кивнул Щаранский,- и что Вы хотели?
- Я и сейчас хочу,- осмелел президент,- я хочу остаться на второй срок!
- Ну понятно, ваша конституция вроде не возражает,- кивнул головой Щаранский,- а я-то чем могу помочь в этом деле? К тому же вы уже позорно слились не так давно.
- Вы не представляете, какой это страшный человек. У него на меня компромат,- хлюпнул носом президент.
- Взятки со студентов брали? Хачам дипломы за деньги протуливали?- поинтересовался Лев Натаныч.
Президент молчал.
- Мы часто с Барак Гусейновичем говорили о вас. Он был о вас очень высокого мнения,- начал рассказывать Щаранский, - вот говорит, Лео, смотри какой демократичный президент этой стране достался. Градус ее рукопожатности растет прям на глазах. Еще второй срок он пробудит и все. Наступят в стране необратимые демократические изменения. Но вы при первой серьезной неприятности добровольно слились.
Президент стоял понурив голову.
- Надо бороться, батенька,- похлопал Щаранский его по плечу,- за вами пойдут люди. В вас верят у нас на западе. Вы нужны этой стране.
Президент с надеждой посмотрел на Щаранского:
- Вы так на самом деле думаете? Думаете, народ за мной пойдет?
- Все в ваших силах. Главное, вы сами должны верить в себя.
Глаза президента загорелись решимостью:
- Да я смогу! Да я прямо сейчас!- он начал беспорядочно метаться по туалету,- вы правы! Спасибо вам большое!
Президент стал трясти руку Щаранского. Щаранский потихоньку подталкивал его к выходу:
- Ну все, идите. Идите. А то я устал уже париться в этом сортире.
Стремительным движением он открыл дверь и вытолкнул туда президента.
С горящим взором президент выскочил в вестибюль на глазах изумленной охраны:
- Где Чурков?- закричал возбужденный президент,- Срочно найдите его! Срочно!
Он быстро направился к своему кортежу, на ходу набирая на своем айфоне номер Чуркова:
- Ты где?- спросил он как только взяли трубку,- что ты там делаешь? Давай срочно в Кремль! Есть важная тема!
Президент сунул айфон в карман, уселся в свой лимузин и кортеж сорвался с места в направлении Кремля.
Никем незамеченный Лев Натаныч вышел из вип-туалета и направился к выходу. Перед самыми дверями, он оглядел павильон и в дальнем конце заметил Наталью. Их глаза на миг встретились и разбежались вновь.
Лев Натаныч стремительным домкратом покинул Экспоцентр.
- Ну вот теперь и мы можем и отдохнуть,- сказал Лев Натаныч Саломону Хайкину,- поехали, Саломон, по девкам- развлечемся!
rainbowwarrior: (Default)
Осень, осень.

- Дело сделано,- отчитывался Кумар Баблоев перед президентом,- правда в Москве запросили немало,- он протянул бумажку с цифрой Тандырову.
- Пускай, чем больше возьмут, тем надежней,- отмахнулся он,- Аллах нам еще денег даст.
Кумар Баблоев согласно кивнул:
- Еще он сказал, что попросит нас о кое-каких услугах.
- А вот это уже интересней,- оживился Гамзан Тандыров,- не сказал какие услуги.
- Конкретно не сказал, но намекнул. Видимо большая война там начнется ближе к выборам.
- Я так и думал, что грязные дела они попытаются на нас свалить. Главное нам не вляпаться в какие-нибудь массовые акции, а так, по штучно, без проблем.
- Хорошо,- кивнул Баблоев,- если что-то пойдет не так, я доложу.

Щаранский поднялся в президентский люкс отеля Ритц-Карлтон. Дверь была открыта- носильщик выкатывал тележку с чемоданами из номера. Наталья стояла возле окна и смотрела на Центральный парк.
- Уезжаете, Наталья Александровна?
Наталья вздрогнула от неожиданности и повернулась лицом к Щаранскому:
- Увы, Лева,- грустно сказала она,- хоть я и не выполнила задание, но время мое истекло.
Она подошла вплотную к Щаранскому и поцеловала его в губы. В первые в жизни, он не смог поднять рук, что бы обнять женщину.
- Хочу сделать вам последний подарок,- сказал Лев Натаныч,- я и есть Щаранский и готов встретиться с вашим шефом- президентом России. Говорите где и когда.
Наталья стояла пораженная этими словами, осознав всю глубину проницательности этого великого человека.
- В Москве в Экспоцентре на следующей неделе, на выставке «Россия инновационная» второй день, вип-туалет в холле с одиннадцати до двенадцати дня. Тебе нужно будет быть там не позднее десяти утра. Фсошники внутрь заходить не будут, но после десяти будут охранять его снаружи.
Она протянула ему пластиковую карту-ключ, и снова посмотрела с грустью в его глаза.
- Я замужем, Лева,- сказала она.
- Я знаю,- ответил Лев Натаныч,- не надо оправдываться.
- Ничего ты не знаешь,- расплакалась Наталья,- мой муж, генерал Гоголь, такая скотина. Но я не могу с ним развестись до конца президентского срока текущего президента.
Она снова отвернулась к окну и застыла на какое-то время, глядя в даль.
Щаранский смотрел на ее фигуру и думал, хорошо ли или нет, что их отношения так и не дошли до постельной стадии. Додумать он не успел.
Наталья резко повернулась.
- Спасибо тебе за все, Лева. Никогда я не была так счастлива, как в эти три дня. Мне надо ехать. Даст бог свидимся. Прощай.
Она подхватила свою сумочку и направилась к выходу. Поравнявшись с Щаранским, она остановилась и поцеловала его в щеку. Через мнгновенье ее шаги утонули в ковре коридора.
Лев Натаныч прошел по номеру, еще хранившему натальин запах. Постоял немного у окна. За своей спиной он услышал шум горничной. Пришедшей готовить номер для следующих постояльцев.
С легким сердцем Лев Натаныч вышел из отеля на улицу и решил отправиться в «Матрешку» приводить себя в форму перед выполнением очередной миссии в Москве.

По пустынной аллее подмосковного парка, усыпанной желтыми листьями, шли два мужчины и негромко разговаривали:
- Чтоб ты не говорил, Иваныч, а концепция тандема себя изжила окончательно,- сказал Мудрин,- нет, ты не подумай, что я со зла. Во время сойти с Титаника это счастье, вообщем-то.
Второй мужчина, в котором легко можно было узнать Игоря Иваныча Мечина, согласно кивнул.
- И что ты предлагаешь?- спросил он.
- Я? Ничего,- ответил Мудрин,- мы просто разговариваем на гипотетические темы.
- Ну да,- кивнул головой Мечин,- допустим мы просто разговариваем. И что дальше? Тандем перекувыркнулся с ног на голову. Но что-то я не заметил чтоб нам от этого стало лучше.
- А почему тебе должно стать лучше? Те же яйца, вид сбоку. Иваныч, по-хорошему их обоих надо сливать. Либо они, либо мы.
Мечин молчал. Он обдумывал слова Мудрина.
- И как ты все это себе представляешь?- спросил он после паузы.
- Не знаю,- ответил Мудрин,- ты у нас выдающийся тактик. Тебе лучше знать как именно все это провернуть. Одно могу сказать- если стену нельзя сломать целиком, то ее можно разобрать по кирпичику.
- Пожалуй, ты прав,- кивнул головой Мечин,- мы можем действовать против них их же оружием. У меня как раз есть бригада гастербайтеров, которые все смогут разнести на кирпичи. Кстати твое протеже.
- Вот и прекрасно. Они светиться не захотят. Это уж точно.
Они еще немного походили по аллеям.
- Будешь президентом?- внезапно спросил Мечин Мудрина.
- А ты станешь премьер-министром? - вопросом на вопрос ответил Мудрин.
Мечин кивнул головой в знак согласия.
- Ну вот и отлично,- сказал Мудрин,- с первым сроком определились. А на втором поменяемся.
rainbowwarrior: (Default)
С широко закрытыми глазами.

Щаранский сидел в «Матрешке» и давился водкой «Лехаим». Он до сих пор не мог себя простить за то, что согласился поменять кошерный польский самогон «Батька Лука» на это пойло. Пить это было практически невозможно: Лев Натаныч перепробовал разные закуски, но ничего не смог подобрать, решение пришло совершенно случайно: один раз ему попал стакан с несмытым средством для мытья посуды внутри, которое в сочетании с водкой дало бесподобный вкус и пену. Со временем оригинальные коктейли по секретной рецептуре даже вошли в моду и привлекли в «Матрешку» новых посетителей. Однако Лев Натаныч оставался приверженцем чистого, хотя и омерзительного, химического водочного вкуса.
В тот вечер он вышел рано и был немного раздражен. Внезапно на улице в него врезалась молодая женщина, которую он рефлекторно сразу заключил в свои объятья.
- Ой простите, что я на Вас налетела.- начала извиняться девушка по-русски.
«Так!»- подозрительно подумал про себя Лев Натаныч,- «опять русская девушка. Что-то последнее время много их стало появляться на ридной Брайтонщине» Лев Натаныч посмотрел по сторонам на всякий случай убедиться не скрывается ли где по близости этот ловелас Маккейн.
- Должно быть Вы заблудились и проголодались в этих каменных джунглях?- галантно спросил Щаранский.
Девушка благодарно сверкнула глазами:
- Спасибо за заботу. А вы турист или из местных?- спросила она.
- Мы все туристы на этой планете,- философски подметил Щаранский.- А Вы кого-то или чего-то ищите?- сделал он предположение.
- Да. Я ищу Щаранского Льва Натаныча. Мне очень надо с ним переговорить.
Лев Натаныч был озадачен таким поворотом событий, но внутренний голос ему настоятельно рекомендовал не раскрывать до поры до времени свою личность.
- Я шапочно знаком с ним,- признался Лев Натаныч, делая знак Яше, что б он не вмешивался,- но он сейчас временно уехал по делам и будет через несколько дней.
- Очень жаль,- девушка явно расстроилась.
- Может я смогу хоть в чем-то его Вам заменить,- произнес Щаранский интимным тоном, обхватив ее за талию и увлекая по-дальше от «Матрешки». Девушка была так раздосадована, что даже не заметила этого и безропотно отдалась в руки Льва Натаныча.
- Как жаль,- снова повторила она,- я прямо с самолета, спешила ему на встречу.
- А что ж Вы ему не позвонили, голубушка? Не назначили встречу заранее?- участливо поинтересовался Щаранский.
- У меня нет его номера, да и не знаю я его вовсе,- призналась девушка.
За разговором они не заметили, как дошли до «Порутчика Кацмана», сняли верхнюю одежду, сели за столик и Щаранский сделал заказ.
- Позвольте полюбопытствовать,- стал допытываться Лев Натаныч,- кого интересует этот старый еврей Щаранский?
- Вы знаете, я этого сказать не могу,- ответила девушка, - это не мой секрет.
Официант принес ужин: двухлитровую бутылку самогона «Батька Лука», блюдце наполненное черной икрой, копченого осетра метровой длины.
- Давайте за знакомство!- поднял первый тост Щаранский.
- Наташа, просто Наташа!- сказала девушка и выпила свой полтинник, деловито закусив его долькой лимона.
- Лева, просто Лева! Теска Щаранского,- на всякий случай добавил Лев Натаныч и проглотил свою порцию,- между первой и второй, перерывчик небольшой,- пошутил он.
Девушка не возражала.
Вот теперь Лев Натаныч сумел ее рассмотреть. Это была миловидная хрупкая женщина немного за тридцать. Внешне, она была похожа на аспирантку. Лев Натаныч сразу вспомнил свои студенческие годы: картошка, стройотряды, песни под гитару, беспорядочный секс.
- Простите, а Вы где изволили учиться?- спросил он после третьей.
- Журфак МГУ,- ответила Наташа.
Сидящая за соседним столом супружеская пара пенсионного возраста резко повернулась в их сторону и состроила презрительную мину.
- Вы уж по-аккуратнее с факами, Наташ,- заговорщицки прошептал Лев Натаныч,- здесь такого не любят.
Наташа прыснула в кулачек и они выпили по очередному полтосику.
- А давайте потанцуем,- предложил Лев Натаныч.
- А почему бы и нет,- не стала возражать Наташа,- давайте отдыхать, раз уж я зависла на несколько дней в ваших ебенях.
Щаранский кружил Наташу весь вечер в разных танцах. Они останавливались не надолго, чиста для того, чтоб закинуть очередной полтинничек за воротник. Они даже не заметили, как заведение опустело и стихла музыка.
- Все мы закрываемся, Лев,- швейцар осекся на полуслове, заметив предостерегающий знак Щаранского.
- А так жаль,- сказала Наташа,- такой чудесный вечер. Вы не проводите меня до отеля.
- Безусловно,- тут же согласился Щаранский,- я весь всецело к Вашим услугам.
Они вышли из кафе и болтая о пустяках, пешком отправились в сторону Центрального Парка.
Несколько дней пролетело незаметно. Как и содержимое карточек выданных ему ГосДепом на борьбу с чикизмом: в несвойственной для себя манере, Лев Натаныч водил Наташу по дорогим нью-йорским магазинам приобретая ей на вес бриллианты и меховые манто без счета. Наташа благосклонно принимала все его подарки…
В то раннее утро, с огромным букетом цветов, Лев Натаныч спешил к наташиному отелю, сказать ей «С добрым утром!» Внезапно рядом с ним остановился джип с црушными номерами:
- Садись, Ромео!- насмешливо позвал его Дэвид Петреус, открывая заднюю дверь,- подвезу тебя до твоей Джульетты.
Лев Натаныч даже смутился на какую-то долю секунды и отправил букет в ближайший мусорный бак мастерским броском.
- Да я так, Яйца подкатываю,- неубедительным тоном сказал Щаранский,- привет Дэйви.
- Да, да, мои люди уже несколько дней наблюдают, как ты яйца подкатываешь. Кстати и на какую сумму наших налогоплатильщиков то же.- шутейно погрозил ему пальцем Дэвид Петреус.
- Херня. Федрезерв еще наштампует,- Щаранский окончательно вернулся на землю.
- Вот решил встретиться с тобой и поговорить, пока ты ненароком глупостей каких не наделал,- начал Дэвид Петреус.
- Да какие глупости? Подумаешь, роман закрутил,- ответил Щаранский,- вот думаю сделать Наташе предложение. Пора уже остановиться, семью завести, детей,- сказал он мечтательным тоном.
Дэвид Петреус посмотрел на Щаранского, как на умалишенного.
- Ты хоть поинтересовался, что за Наташу снял, Лео?- спросил Петреус.
- Наташа, как Наташа. Аспирантка с МГУ,- только сейчас до него стало доходить, что он ничего на самом деле не знает про Наташу. Он вспомнил, что в отличии от всех женщин, от судомойки до госсекретаря на Наташу не производили никакого впечатления ни его манеры, ни вся та роскошь, которую он кидал к ее ногам.- да я и про себя ничего не рассказывал.
- Знаю, мы вас слушали,- сказал Дэвид Петреус,- не буду больше тянуть. Твоя Наташа на самом деле Наталья Александровна Тумакова, жена генерала КаГэБэ Гоголя, действующий пресс-секретарь русского президента, приехавшая в нашу страну с неясной целью.
Щаранский был поражен услышанным. Он немного помолчал и посмотрел в окно:
- Цель мне известна,- сказал он Петреусу.
Пришла очередь удивляться ему в свою очередь:
- А ты, Лео, вижу своей хватки не теряешь. И какая же цель ее неофициального визита?
- Встретиться со мной,- просто сказал Щаранский.
Дэвид Петреус озадачился еще больше.
- Погоди, погоди, не гони так. Но она же с тобой встретилась и что дальше?
- Это сложно объяснить, Дэви, но она не знает, что я это я. Как и я не знал, кто она на самом деле.
- И что ей от тебя надо.
- Я точно не знаю, но думаю, она приехала, что бы организовать мою встречу видимо со своим шефом,- был поражен своей догадкой Щаранский.
Дэвид Петреус был поражен не меньше Щаранского:
- Что все это значит, Лео?- спросил он спустя несколько минут.
- Не знаю, Дэви. Боюсь мы не узнаем, пока не сунем туда голову в полный рост.
- На такую операцию нужно одобрение с самого верху,- задумчиво произнес Дэвид Петреус,- завербовать русского президента удается не каждый день.
- Погоди, Дэви, не гони,- Щаранский стал прикидывать, какой гешефт он сможет срубить на этой афере,- она приехала и ищет встречи, предположительно, от его имени. Давай устроим им это, а потом посмотрим, что из этого выйдет.
- Давай,- согласился Дэвид Петреус, рассудительно решив, что вставить свое имя в удачную операцию он всегда успеет, а в случае провала, он всегда будет в стороне.
rainbowwarrior: (Default)
Вихри враждебные…

Президент лихо отплясывал на частной вечеринке, устроенной его одноклассниками. Премьера рядом не было. Поэтому он чувствовал себя особо комфортно. «Бухгалтер» в исполнении Комбинации сменился медленным танцем и он прошел сквозь весь зал, мимо жены Светланы, метнувший ему в след целый сноп молний, к своему пресс-секретарю Наталье Тумаковой. Скромно стоящей в уголке.
- Позвольте Вас пригласить на танец,- сказал президент и не дожидаясь ответа, потянул ее в круг танцующих пар.
Наталья не стала сопротивляться, но по всему было видно, что она не ожидала подобного варианта развития событий.
- У меня есть к тебе дело,- начал быстро шептать ей на ухо президент,- только тсс. Молчи, улыбайся и просто слушай.
Она едва заметно кивнула головой в знак согласия.
- Я могу довериться только тебе,- начал президент,- ты не подумай, нет ничего криминального.
- Я слушаю,- прошептала Наталья.
- Мне нужно, что бы ты тайно организовала мне встречу с одним человеком.
Наталья кивнула головой, не понимая в чем может быть проблема.
- Не все так просто. Он живет в Нью-Йорке. А я не могу туда поехать, чтоб никто этого не заметил. Нужно его уговорить, чтоб он сам сюда приехал.
Наталья издала какой-то звук, который означал легкое недоумение.
- Это очень важно для меня, -снова возбужденно стал шептать президент,- возможно это даже вопрос жизни и смерти,- он хлюпнул носом для убедительности.
Наталья, в сущности, была добрая особа и не сильно испорченная своим местом работы.
- Кто он?- спросила она одними губами.
- Щаранский Лев Натаныч, Нью-Йорк, Брайтон, кафе «Матрешка». Делай что хочешь, но я с ним должен встретиться. Любой ценой!- подчеркнул президент.
Музыка стала смолкать, пары расходиться. Наталья сделала легкий кивок головой. В ответ президент моргнул в знак благодарности и поспешил получать нагоняй от супруги за пропущенный танец.

Кумар Баблоев стоял на перегоне Кутузовского проспекта с Форбсом в руке. Из общего потока вырулил представительский Мерседес и остановился возле Кумара. Дверь открылась и Кумар забрался на заднее седенье.
- У Вас есть ровно пять минут,- безапелляционно сказал Мечин,- изложите суть вашего дела.
- Я посланник президента Кавказской Республики Гамзана Тандырова. Он опасается, что в ходе нынешней избирательной кампании могут повториться события десятилетней давности и ищет Вашего содействия,- тут Баблоев слегка приврал для пользы дела.
Мечин задумался.
- Хорошо, - сказал Мечин после некоторого молчания,- я постараюсь Вам помочь в той или иной форме. Вот мои условия.
Он протянул Баблоеву листок с восьмизначной цифрой.
- У меня столько с собой нет. Но я передам президенту Ваши пожелания.
Мечин кивнул головой:
- А сколько есть?- спросил он равнодушно.
Баблоев написал шестизначную цифру на том же листе и протянул ее Мечину.
- Хорошо,- вздохнул Мечин и открыл крышку багажного отделения разделявшего их с Баблоевым,- сыпь сюда.
Баблоев высыпал все деньги из своего портфельчика. Мечин закрыл крышку и протянул ему визитку.
- Вот моя мобила. Сделай дозвон, чтоб я запомнил твой номер. А теперь бывай. Я позвоню в ближайшие дни. Готовь остаток. Не тяни с этим.
Автомобиль затормозил у обочины и Баблоев оказался на улице, довольный, что выполнил свою миссию.

- Слышь, Николаич, одни козлы вокруг,- сказал премьер, закинув спиннинг на середину протоки,- сколько я для них сделал, а они все как звери: повернешься спиной, а тебя все так и норовят за жопу укусить.
- Да уж,- поддакнул премьеру Геннадий Пинченко,- совсем работать не хотят. Слышь, Володь, а чем у тебя аппарат вообще занят? На носу выборы, а про тебя столько гадостей в Интернете пишут. Людоед прям получаешься.
- Вот, вот,- стал распыляться премьер,- совсем мышей не ловят. А все почему? Потому что жить хорошо стали! Зажирели! Забронзовели!
- Так подновлять команду надо время от времени,- подливал масло в огонь Пинченко,- тут ты и сам виноват, Володь. Твой лозунг про коней на переправе?
- Мой,- честно признался премьер.
- Вот и превратились кони черти в кого. В мулов! Только жрать в три горла и умеют теперь! Поверь мне, меняй всех нахер! К чертовой матери!
Премьер сморщился и почесал лоб:
- Как все у тебя просто, Ген! Вот так взять всех и уволить разом ну никак не получится, как бы не надоели мне эти гнусные рожи. К тому же эти крысы на меня в миг набросятся всем скопом потом.
- А кто говорил, чтоб ты своими руками их выкинул?- изумился Пинченко,- вон как грамотно ты Димона с Мудриным столкнул: хитрый ход. Теперь и руки свободны у тебя в финансовом плане. Разделяй и властвуй, как говорили древние. Крысы сами съедят друг друга и без нашей помощи. А людей мы потом подберем! Не переживай.
Премьер подозрительно посмотрел на Пинченко, но вслух сказал:
- Подумать надо. Нельзя все так с кондочка решать.
- А нам и спешить некуда. До инаугурации времени еще о-го-го!- поддакнул Пинченко,- смотри, Володь, у тебя клюет кажись!

Три главных силовика собрались в одной комнате и сидели каждый в своем углу. В комнате царила напряженная атмосфера: казалось воздух можно было резать ножом.
Мечин вошел и остановился возле стола, обведя взглядом присутствующих:
- Попрошу всех к столу. Давайте забудем на время взаимные обиды.
Он выдвинул стул и сел за стол, пригласив жестом всех последовать своему примеру. Три фигуры молча присоединились к нему. Мечин еще раз обвел их взглядом:
- Мда. Что-то не ладно в нашем королевстве,- сказал он, чтобы разрядить обстановку,- некогда наш слаженный коллектив трещит по всем швам.
Он уловил мимолетное движение всех троих, готовых в голос начать поток взаимных обвинений и решительно поднял руку.
- Шшш! Я позвал Вас не для того, что бы решать ваши мелкие взаимные склоки. Я позвал вас для того, что бы объяснить, что у нас нарисовался общий враг, который и вносит этот раскол в наши ряды.
Все застыли в изумлении.
- И кто это по твоему?- первым нарушил молчание генпрокурор.
- Это Геннадий Николаич Пинченко,- четко выговорил Мечин.
Все дружно прыснули и стали переглядываться друг с другом, забыв про взаимную вражду и отпуская язвительные междометья в адрес Мечина.
Мечин поднял руку, призывая собравшихся к тишине:
- Последнее время Пинченко очень сильно приблизился к нынешнему премьеру и следующему президенту. Это неспроста. В настоящее время они так же находятся на рыбалке в Карелии.
Собравшиеся стали более внимательны.
- Я проанализировал конфликты, возникшие между всеми вами за последнее время и знаете, всюду торчат уши Пинченко.
В комнате вновь возникла напряженная тишина. Мечин обвел присутствующих проницательным взглядом:
- Вижу о чем вы думаете. Думаете, кто первый прибежит к Тимченко и присягнет ему на верность получит все. Ну ну! Хотя можете попробывать, испытать на своей шкуре пинок под жопу.
Все напряженно молчали, пораженные проницательностью Мечина.
- Только все вместе мы можем победить этого проходимца. По отдельности нас всех перемолют нашими же руками.
- Что прокуратура все дела закроет?- воспрял министр внутренних дел.
- Нет не закроет,- отрезал Мечин,- а будет продолжать рыть как и раньше, а возможно еще ретивее, чтоб никто ничего не заподозрил. Подумаешь, сдадим каких-то шестерок
- Еслиб только шестерок,- недобро усмехнулся председатель службы госбезопасности.
- А что делать?- накинулся на него Мечин,- решай сам либо сегодня ты отдашь своих, либо завтра тебя самого под молотки пустят. Это как в шахматы брат. Нам надо заманить в ловушку Пинченко. Переиграть его. А пока он нами играет.
- И какой у тебя план?- вновь подал голос генпрокурор.
- Не переживай, есть у меня план. И даже исполнители есть.- парировал его Мечин,- но первый в нем пункт, мы должны быть одним целым,- Мечин поднял руку и сжал кулак, так что рука побагровела,- но снаружи об этом никто не должен даже догадываться. А уж дальше мы всех сметем на своем пути. Вы согласны?
- Да,- раздалось три неуверенных голоса.
- Тогда давайте пожмем друг другу руки, в знак примирения перед общим врагом и разойдемся. Когда будет надо, я каждому сообщу, что надо будет делать.
Все стали поочередно выходить из комнаты, пожимая друг другу руки.
rainbowwarrior: (Default)
Гешефт всему голова.

Гамзан Тандыров задумчиво стоял и смотрел в окно своего кабинета. За окном был новехонький с иголочки город, отстроенный за последнее десятилетие. Его правая рука Кумар Баблоев сидел в удобном кресле и смотрел на спину своего шефа.
- Чикист не приехал на мой праздник,- не поворачиваясь, задумчиво сказал Гамзан,- это знак!
- Да что ты все паришься?- с долей плохо скрываемого раздражения произнес Кумар.
- Ты не понимаешь,- в который раз уже начал объяснять Тандыров,- мы только отстроились. Народ стал жить спокойно. Сколько еще предстоит сделать. И все висит на волоске!
- Почему ты решил, что чикист снова начнет войну?- уже перестал скрывать свое раздражение Баблоев,- у него проблем выше крыше. К тому же у него все схвачено и выборы он выиграет. Да и нам не привыкать начинать все с нуля. И, если уж на то пошло, он может рвануть у наших соседей. Там ситуация более подходящая, что б показать себя героем.
- Возможно ты и прав.- согласился Тандыров,- все в руках Аллаха и он видит, что я не хочу войны. Но, как говорили древние, хочешь мира, готовься к войне. Нам надо принять превентивные меры. Я хочу, что бы ты съездил в Москву, осмотрелся там на месте, поговорил с местными и по итогам поездки, у нас был план, как отвести удар от республики.
- Окей, Гамзан. Все будет исполнено во имя Аллаха.
- Аллах велик!- ответил Гамзан Тандыров.

Первый вице-премьер Игорь Мечин сидел на заднем сиденьи своего служебного Мерседеса и ехал в «Белый дом», Сегодня он никуда не торопился и попросил водителя снять мигалку и ехать «как все»: ему нужно было подумать.
А задуматься было над чем. Его агентура сообщила, что друг премьера, шведский подданный Пинченко предпринял целый ряд шагов по увеличению своей нефтяной империи и даже стал нагло залезать и на его газовую лужайку. Безусловно, Мечин такой же друг премьера, как и Пинченко, но… Вот на этом «но» он и спотыкался. Вот уже несколько дней он пытался найти ответ на это вопрос и не мог. Он исподволь наблюдал за премьером, но ничего особенного не замечал. Он даже как-то в интимной обстановке попытался вывести его на откровенный разговор, но премьер только отмахнулся и ничего конкретно не сказал. «С этим надо что-то делать»- сам себе сказал Мечин и решил встретиться с выгнанным недавно из правительства министром финансов Мудриным.

Стремительным домкратом Щаранский ворвался в «Матрешку». Внутри творилось что-то невообразимое. Чопорное заведение, всегда гордившееся своей высококультурной публикой, где самое наитягчайшее, что могло случиться это надавать друг другу по щщам в светло-церковный праздник, бурлило, как сортир мухосранского вокзала.
На всю мощь звуковой аппаратуры гремела «Хава-Нагила». На сцене стоял высокий молодой человек славянской внешности и читал странные рэп-стихи, которые бурно подхватывал возбужденный до предела зал.
-Коррупция-зло!- кричал со сцены молодой человек.
- Зло!- подхватывал зал.
-Путяра- зло!- кричал молодой человек.
- Зло!- подхватывал зал.
-Тандем- зло!- кричал молодой человек.
- Зло!- подхватывал зал.
- Что противостоит злу?- спросил он у зала.
- Водка!- в исступление орал зал.
- Какая водка?- спросил у зала молодой человек.
- Лехаим!- взорвался зал на всю улицу.
- Лехаим сверху, Лехаим снизу!- молодой человек тряс над головой литрухой.
Зал заходился в полном исступлении.
-Что за дела, Яша?- спросил Щаранский, как только стало чуть по тише.
- Вот пришел, с виду приличный человек. Выпил- закусил. Попросил караоке и тут такое началось.
- Приведи его ко мне при первом удобном случае.
- Слушаюсь,- козырнул Яша и стал отлавливать молодого человека возле дверей в сортир.
- Лев Натаныч хочет с Вами переговорить,- тронул он за плечо молодого человека, едва тот отряхнул свой конец.
- Кто такой?- нагло спросил молодой человек.
- А вот встретишься и все узнаешь,- не стал вдаваться в подробности Яша и повел его на встречу со Щаранским в отдельный кабинет.
- Щаранский Лев Натаныч,- представился Лев Натаныч вошедшему молодому человеку,- правозащитник и демократ.
- Лехаим Обвальный, лоер, борец с коррупцией и по совместительству алкобарон,- очень приятно.
Лев Натаныч пожал протянутую руку, почувствовав в молодом человеке своего.
- Очень приятно, Лехаим,- миролюбиво сказал Лев Натаныч,- но позвольте спросить молодой человек, что за вертеп Вы тут устроили?
- Это была презентация моей элитной ингушской паленой водки, которую я скромно назвал в честь себя «Лехаим».
- Очень похвально, Лехаим, что Вы не чужды инноваций в алкогольной области. Но просто так приходить и башлять свой продукт в серьезном заведении это не комильфо.
- Я всегда думал, что Америка свободная страна. Свобода торговли…
- Безусловно Вы все правильно думали,- перебил его Лев Натаныч,- но позвольте я Вам объясню, как все на самом деле устроено. Если Вы хотите торговать тут нам своим фальсификатом, то должны были прийти ко мне, в первую очередь, и договориться о приемлемых обоюдовыгодных условиях работы.
- О, да и тут коррупция!- заявил Обвальный и попытался встать со стула, но Яша придержал его за плечо.
- Попрошу не выражаться в культурном обществе,- возмутился Лев Натаныч,- коррупция есть только у вас, в вашем чикистском гулаге. А у нас есть гешефт. И, между прочим, он направляется исключительно на правозащитную деятельность. В том числе и в вашей стране. Чтоб вашему народу, между прочим, принести свет Свободы, Добра и Справедливости!- выдал тираду нравоучительным тоном Щаранский,- стыдитесь, молодой человек!
- Хорошо, папаша, притормози. Сколько ты хочешь?
- Пятнадцать процентов с оборота,- по деловому сказал Лев Натаныч.
- Это грабеж!- закричал Обвальный,- даю пять.
- Пятнадцать!- безапелляционно отрезал Щаранский,- это вам не аукцион по госзакупкам.
- Хорошо. По рукам!- согласился Лехаим Обвальный и пожал Щаранскому протянутую руку.

Кумар Баблоев прибыл в Москву без конкретного плана и просто прохаживался по улицам, всматриваясь в лица людей и пытаясь угадать их настроение. Угадывать особо было нечего: люди были заняты своими повседневными делами. Баблоев стал еще больше убеждаться, что Гамзан Тандыров нервничает понапрасну. Однако дело надо было делать.
Ему повезло совершенно неожиданно в кафе он заметил фигуру свежеснятого министра финансов Алексея Мудрина. Мудрин сидел в углу и пил кофе, разглядывая прохожих спешащих куда-то за окном.
Кумар заказал себе кофе и сел за столик Мудрина напротив. Мудрин оторвался от созерцания заоконной жизни и обвел взглядом пустой зал кафе:
- Вроде места еще есть,- сказал он Баблоеву.
- Я знаю,- ответил он невозмутимо,- я хотел с Вами поговорить.
- А хочу ли я говорить с Вами? Вы забыли спросить,- бесцеремонно ответил Мудрин.
- Кто знает,- глубокомысленно произнес Баблоев и протянул Мудрину удостверение помощника Президента Кавказской Республики.
Мудрин поизучал его недолго и затем спросил:
- И что собственно, Вы от меня хотите?
- Я хочу, что бы Вы помогли мне встретиться с Игорем Иванычем Мечиным без посторонних в неофициальной обстановке.
Мудрин отхлебнул глоток кофе и снова уставился в окно.
- Сотка зелени,- сказал он после небольшого раздумья,- но я ничего не обещаю.
Кумар Баблоев сунул руку в свой портфельчик, порылся там немного и выложил на стол несколько пачек:
- Вот можете пересчитать.
- Самопал?- с недоверием спросил Мудрин.
- Что Вы,- усмехнулся Баблоев,- оригинал сейчас обходится дешевле.
Мудрин сунул деньги в карман, достал сотовый телефон и нажал кнопку быстрого набора. На том конце незамедлительно ответили:
- Добрый день, Иваныч,- Мудрин говорил совершенно спокойно,- дело есть. С тобой один человек встретиться хочет. Да. По важному делу. Нет Все чисто. Могу за него поручиться. Он просил тет а тет, чтоб без лишних глаз. Окей. Спасибо Иваныч. И тебе не хворать.
Мудрин повесил трубку и начал что-то писать на салфетке:
- Вот время и место. У вас в руке должен быть свежий номер Форбса. Вас подберет автомобиль. А теперь оставьте меня одного.
Баблоев взял салфетку, прочитал что на ней написано, встал, сделав легкий кивок головой, и не прощаясь вышел из кафе на улицу.
rainbowwarrior: (Default)
С фига ли гости понаехали…

Президентский кортеж остановился перед входом в «Матрешку». Обама вышел из лимузина с гербом Соединенных Штатов на борту и отправился прямиком к входу в заведение.
Однако афроафриканский швейцар решительно преградил ему дорогу:
- Ты куда, брат?- спросил он- Туда нельзя,- Яша сочувственно покачал головой.
- Но я,- начал лепетать Обама.
- Если ты на работу устраиваться, то пройди с черного входа на кухню,- Яша пальцем показал направление,- там как раз судомоев набирают.
- Но мне надо внутрь,- Обама попытался протиснуться мимо швейцара.
- Не, не, не,- Яша остановил его снова,- туда нельзя, брат. Нужен спецпропуск. Сам потом пожалеешь, что попал к этим русским.
Обама озадаченно сделал шаг назад. Яша смотрел на него вопросительно. Обама стукнул себя по лбу и достал из кармана двадцатку:
- Такой пропуск пойдет?- протянул он ее Яше.
Яша взял деньги, сунул в карман и козырнул, пропуская Барака Обаму внутрь:
- Будут спрашивать, как пробрался внутрь, скажи, что подождал, когда я в сортир ушел. Ни пуха, брат!- сказал Яша и подмигнул заговорщицки.
Атмосфера в «Матрешке» в столь ранний час была сонной. На сцене сидел медведь и репетировал что-то на балалайке из классики, бармены протирали стаканы, грузчики затаскивали ящики с алкоголем. Обама взглядом нашел Щаранского, тот сидел в углу и завтракал бутылкой кошерного самогона «Батька Лука».
- Приятного аппетита, Лео,- приветствовал Щаранского Барак Обама.
- Доброе утро, Барат Гусейнович,- Щаранский жестом пригласил Обаму присоединиться к трапезе,- Еще стакан Яша!
- Я, пожалуй буду только кофе,- стал отнекиваться Обама,- ну разве что грамм тридцать.
- С утра выпил, весь день свободен,- философски заметил Лев Натаныч,- чем обязан?
- Я хотел с тобой поговорить, Лео,- начал Барак Обама,- ты самый лучший эксперт по России на нашем континенте. Происходящие сейчас там события нас очень беспокоят.
- В России всегда бардак,- стукнул по столу пустым стаканом Щаранский.- давно пора там привить кошерную демократию, как в Ливии или Ираке.
- Если б все так просто было, Лео, у них ядерное оружие- вздохнул Обама и выпил еще полтинничек, зажевав бутербродом с черной икрой,- слушай, а вкусно то как!
- А то,- утвердительно кивнул головой Щаранский.
- Мы думали об этом,- продолжил Обама после еще одной порции икры с самогоном,- но Россия такая большая. Сам посмотри,- он достал, приготовленную заранее карту и развернул ее на столе, - куда нам приткнуть демократизирующий шестой флот? В Балтику? Вроде удобно и достаточно близко, но мелко и цивилизованные страны вокруг. Черное море? Турки цену за проход флота залупят, мама не горюй! С Дальнего Востока? Ну это совсем не тема. С севера? Ни один здоровый человек на это не согласиться, да и скоро там все замерзнет. Короче на горючее для самолетов денег больше потратишь, чем заработаешь на этом.
Щаранский согласно кивнул головой:
- А что говорит разведка?- спросил он у Обамы.
- Ничего не говорит,- пожал плечами он в ответ.- Говорят посмотреть надо и все такое…
- Ну и прекрасно,- ответил Лев Натаныч,- давайте подождем, посмотрим, какие путяра шаги предпримет.
В этот момент в зал ворвался высокий мужчина. Он подошел к бармену и начал его о чем то расспрашивать. От Щаранского не ускользнуло, что бармен указывает незнакомцу на него своим пальцем. Незнакомец стремительно приблизился к столу и совершенно бесцеремонно вмешался в беседу:
- Ты Щаранский?- спросил он Льва Натаныча, на что он кивнул головой, продолжая с любопытством рассматривать незнакомца,- у меня к тебе дело.
- Но, позвольте, -возмутился Обама,- я подошел раньше вас!
- На держи,- незнакомец достал полтинник и сунул его в карман пиджака Обамы.- и давай, вали от сюда, нигер. У меня важное дело к человеку.
Барак Обама удивленно встал, сделал прощальный жест Щаранскому и пошел к выходу, глубоко задумавшись: «Странно иметь дела с русскими: час назад потерял двадцатку, а минуту назад вернул полтинник. Чудеса!» В целом Обама остался доволен результатом встречи с Львом Натанычем.
- А ведь это был президент Соединенных Штатов,- укоризненно сказал Щаранский незнакомцу.
- Рад за него,- пропустил мимо ушей незнакомец,- Горохов, Михаил Горохов,- протянул он руку Льву Натанычу и стал наблюдать за его реакцией.
Щаранский пожал протянутую руку и посмотрел вопросительно на Горохова. Горохов был озадачен:
- Как разве ты меня не узнал?- он стал стремительно сокращать дистанцию общения.
- Нет,- отрицательно покачал головой Лев Натаныч.
- Да я на верхушке российского Форбса!- выпятил грудь Горохов.
Щаранский снова отрицательно покачал головой:
- Такой херней не интересуюсь,- сказал, как отрезал, Лев Натаныч.
- Ну, «Ы-мобиль»? – вопросительно сказал Горохов,- не ужели не слыхал?
Щаранский в ответ только вздохнул. Горохов совсем сник:
- А про «Правую партию» слышал?
- Да Саломон говорил мне про что-то такое,- кивнул головой Щаранский неопределенно.
Горохов воспрял:
- Вот, «Правая партия» это я. Вернее, когда-то был.
- Ну и чем я могу быть вам полезен?- спросил его Лев Натаныч.
- Я хочу, что бы ты мне помог наказать этого кремлевского кукловода Чуркова.- выпалил Горохов.
Щаранский налил себе и Горохову по полстакана самогона:
- Угощайтесь,- протянул он стакан Горохову,- и в какой форме вы видите мою помощь?
- Не знаю, - смутился Горохов и опорожнил свой стакан,- мне Саломон Хайкин сказал, что только ты сможешь помочь.
Щаранский поморщился на тыканье Горохова, но ничего не сказал: этот тип людей всегда был ему неприятен.
- Боюсь, что вы не совсем поняли Саломона,- интеллигентно сказал Лев Натаныч,- я не решаю чужих проблем, тем более с таким, явно уголовным уклоном. Я не киллер. И здесь вам не биржа по найму киллеров.- он обвел рукой помещение «Матрешки»,- здесь собираются интеллигентные люди поговорить за демократию.
Лев Натаныч наполнил себе стакан и тут же его выпил:
- Я хочу вас понять, Горохов,- продолжил он свой монолог,- а чего собственно вы хотели, когда взялись плясать под дудку чикистских жуликов? Вы хотели славы? Вы хотели почета? Так получите и распишитесь. Таки если вы хотели помочь своей стране встать на путь демократии, порвать с ее темным прошлым, быть Саввой Морозовым наших дней, то приготовьтесь жить в нужде и голоде в сумрачном Лондоне, где сейчас живут все приличные люди России за малым исключением. Советую вам крепко задуматься над моими словами. Как примите решение, найдете Саломона Хайкина. Если вам с нами не по пути, что ж, мы плакать не станем.
Щаранский встал из-за стола и сделал знак официанту, что гость заплатит за все и поспешил к выходу со словами: «Понаехали тут.»
Выйдя на улицу, Лев Натаныч глубоко вздохнул, и к своему неудовольствию заметил хрупкую молодую женщину, агрессивно предлагавшую прохожим какие-то книги.
- А что, Яша,- спросил он швейцара,- вот так просто можно стоять и торговать возле нашей точки?
Яша взял под козырек:
- Сейчас разберусь, Лев Натаныч!
Яша достал из-за двери большую бейсбольную биту и пошел к девушке. Щаранский издалека наблюдал за их разговором и ничего не мог слышать. Наконец Яша вернулся:
- Она не продает книги, а раздает их прохожим.
- А что за книжки она башляет?- поинтересовался Лев Натаныч.
- Не знаю,- пожал плечами Яша,- про лес какой-то.
- Странно. Вроде с Гринписом у нас то же договоренность, что б не маячили тут.
- Не местная она, Лев Натаныч,- вступился за нее Яша,- из России.
- Как? Еще одна?- изумился Щаранский,- надо поговорить с Маккейном. Что б этим русским перекрыли въезд в страну. А то совсем заебут со своими проблемами.
Щаранский решил подойти к девушке и сам оценить обстановку:
- Враги России! Враги России последнее обновление!- кричала девушка прохожим,- разбирайте бесплатно полный список внутренних врагов России! Самая последняя редакция!
Поток прохожих обтекал ее с легким ужасом, в результате девушка стояла на маленьком безлюдном пяточке. Лев Натаныч решил нарушить ее одиночество и подошел ближе:
- Чем торгуете, сударыня,- галантно поинтересовался он.
Девушка обрадовалась внезапно заинтересовавшемуся человеку, к тому же говорящему по русски.
- Вот, возьмите,- протянула она ему увесистую книгу,- самый полный список внутренних врагов России. Если возьмете два экземпляра, всего за пять долларов, то бесплатно получаете подарочное издание полного собрания сочинений Боруха Немцова «Путин: Итоги» в десяти томах, в твердом переплете и с непристойными картинками.
- Да что Вы говорите, сударыня,- еще больше изумился Лев Натаныч,- Щаранский, Лев Натанович,- галантно представился он даме с легким поклоном, мастерским броском отправляя книжицу в мусорный контейнер.
- Женя, Женя Синичкина,- представилась девушка,- защитница химического леса. Добровольный эколог-самоучка.
- Что Вы говорите?-картинно изумился Лев Натаныч,- и как Вы так заблудились сударыня? Вроде химический лес в Подмосковье, я слышал?
Женечка потупила глаза и ничего не сказала. Лев Натаныч позвал неуловимым движением Яшу:
- Яша, будь добр, распространи эту макулатуру по посетителям «Матрешки», а мы с Женечкой немного посидим в «Кацмане».
Щаранский приобнял Женечку одной рукой, а другой сунул сумку швейцару. Так вместе, под ручку, как старые знакомые, Лев Натаныч и Женя Синичкина скрылись за углом «Матрешки».
rainbowwarrior: (Default)
Шит хаппенс.

- Господа, я созвал Вас по очень важному вопросу,- начал совещание Барак Обама,- это положение дел в России.
Присутствующие в недоумении переглянулись.
- Попрошу высказаться, господа,- предложил президент,- кто начнет?
Все начали прятать глаза от Обамы.
- А что не так?- спросил Дэвид Петреус,- в Москвабаде все спокойно.
- Как в Багдаде до нашего появления,- пошутил Джон Маккейн.
Все в голос нервно заржали над его шуткой. Барак Обама поморщился:
- Господа, вы видимо недооцениваете всю важность происходящих в России событий. Что скажите, госпожа Клинтон?
Все, как на теннисном матче, повернули головы и вперили взгляды в Хиллари Клинтон.
- Ну, в России произошла плановая рокировка: Президент Путин возвращается на свое президентское кресло,- начала она свой скучный пересказ газетных передовиц.
- Мы все это и без Вас знаем, госпожа Клинтон,- перебил ее Барак Обама,- Вы нам лучше расскажите, не приведет ли это к расколу околовластных элит? Как настроены граждане страны? Ожидаются ли бунты или революция?
- Я ж не в ЦРУ работаю,- ухватилась за тему Хиллари Клинтон,- это пусть нам Петреус расскажет.
- А что я?- начал оправдываться Дэвид Петреус,- аналитики обрабатывают открытые источники…
- Газеты мы все читаем, телевизор то же смотрим,- перебил его Барак Обама,- неужели Вы не видите потенциальной опасности, которая может исходить от России в случае начала там массовых беспорядков?
Присутствующие закивали головами на манер китайских болванчиков.
- Все ясно,- махнул рукой президент,- а где, кстати, Щаранский? Что, его опять не пригласили?
Все сразу повернули голову в сторону Хиллари Клинтон.

Несостоявшийся лидер «Правой партии» Михаил Горохов проснулся под пустым банкетным столом. В зале было темно и пустынно. Столы были завалены грязной посудой и пустыми бутылками:
- Все кончено,- эхом отозвались слова Горохова в пустом зале,- даже бумажник спиздили!
Он нащупал в кармане смятую визитку: «Возможно он может помочь»- было написано каким-то корявым почерком. На обороте Горохов прочитал: «НЙ. Брайтон. «Матрешка». Щаранский Лев Натаныч». Горохов повертел визитку и решил не выбрасывать: чем черт не шутит.

Президент Кавказской республики Гамзан Тандыров тайно приехал в столицу и остановился в ближайшем Подмосковье в доме одного из приближенных бизнесменов. Целью визита была встреча с агентом влияния, давно засланным в Кремль.
-Аллах Акбар, Исламбек,- пожал он руку вошедшему в комнату Чуркову.
- Аллах Акбар, Гамзан. Как семья, как дети?
- Все прекрасно, вашими молитвами. Но давай оставим красноречие и поговорим о деле.
-Окей,- согласился Чурков.
- Наши люди, по обе стороны границы, обеспокоены происходящими в Москве событиями,- начал Газман Тандыров и испытующе посмотрел на Чуркова.
- А что не так?- непонимающе пожал плечами Чурков,- все идет хорошо. Не вижу поводов для беспокойства.
- Если мы не видим волка, то это не означает, что его нет.- витеевато парировал его Тандыров,- давай начнем считать: первое, чикист снова возвращается на трон; второе, уволен министр финансов, который удерживал кремль от излишних трат, в том числе и на вооружение; третье, «Правая партия», которая могла стать оппозиционной тандему и тем самым еще укрепить наш авторитет, разгромлена.
- К последнему я руку приложил,- похвалился Чурков.
- А зачем ты это сделал не посоветовавшись со мной? – сверкнул глазами Тандыров,- ты слишком много на себя берешь последнее время.
- А что было делать?- начал отступать Чурков,- Горохов стал нервировать тандем последнее время. Вот мне и приказали покончить с ним.
- Ты забываешь родину, Исламбек,- упрекнул его Тандыров.- что будешь делать, если чикист снова повторит все то, что было в начале двухтысячных.
- Это исключено,- отрезал Чурков,- времена не те. Кремль слаб, как никогда.
- Нельзя доверяться неверным шакалам,- назидательно ответил Тандыров,- умирающий тигр так же опасен, пока он окончательно не расстался со своей шкурой.
- Ты зря беспокоишься, Гамзан,- сказал Чурков,- ситуация полностью под моим контролем. Если будет хоть что-то не так, хоть малейший намек на ущемление наших интересов, я сразу же сообщу.
- Ну смотри, Исламбек, жизнью своей отвечаешь. И семьи твоей то же.
Чурков неприятно поежился под твердым взглядом Тандырова.
- Сперва, я уеду, затем ты минут через десять,- на прощание сказал Гамзан Тандыров, и вышел из комнаты.
Чурков сел за раскошный стол и поискал глазами чего-нибудь выпить. Однако, ничего не было. Пришлось ему достать из кармана пакетик с белым порошком, насыпать две дорожки и втянуть их носом, через скрученную трубочкой купюру.
«Ничего,- подбодрил себя Чурков,- прорвемся! Не в первой!»
Гамзан Тандыров сидел на заднем сиденьи лимузина и видел все происхоившее в комнате на экране своего айфона. Он покачал головой:
- Ему нельзя доверять,- сказал Гамзан Тандыров своему молчаливому спутнику,- белый порошок его совсем погубит.

Profile

rainbowwarrior: (Default)
rainbowwarrior

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 04:39 am
Powered by Dreamwidth Studios