rainbowwarrior: (Default)
Гейм Овер!

Открытие первого съезда «Правой партии» было намечено на среду, однако партийцы с регионов стали приезжать уже в понедельник: Горохов не поскупился на культурную программу. Этим и воспользовался Хайруллин, надоумивший Бакланова провести открытие съезда днем во вторник.
- Начальство не довольно поведением Горохова,- убеждал его Хайруллин,- Вам надо брать партию в свои руки, Андрей Владимирыч.
Бакланов молчал, выжидая, что ему могут предложить взамен участия в этой грязной игре.
- Знаете, участие в этом мероприятии моей партии, мне обошлось очень не дешево.
Хайруллин понимающе кивнул головой:
- Как я Вас понимаю,- сказал он чисто для поддержания разговора.
- И что мне делать с Вашим пониманием?- Бакланов решил пойти в наступление: чутье ему подсказывало, что его позиции сейчас как никогда сильны.
- Я могу гарантировать Вам поддержку руководства,- начал мямлить Хайруллин.
- Парниша, после прошлой нашей встречи, я потерял конкретные деньги,- бакланов становился все тверже,- и сейчас вам решать, делаем мы бизнес или нет.
- Я так не могу, я должен все перетереть с шефом,- все дальше и дальше отступал Хайруллин.
- О кей,- пошел на перимирее Бакланов,- как говорится, «утром деньги, вечером стулья, вечером деньги, утром стулья». Буду ждать вашего звонка: нет звонка и денег, целуйте своего Горохова и дальше.
На этом встреча завершилась и Хайруллин отправился в Кремль на встречу с Чурковым.

- Как план «Б»?- с порога спросил его Чурков. Он был крайне бледен и нездоров.
«Ломает чувака не по детски»- отметил данное обстоятельство Хайруллин.
- Не все так гладко. Бакланов ломается, как девчонка,- ответил Хайруллин.
- Какого хуя ему надо? Мы его из грязи вытащили, а он еще и ломается!- сорвался Чурков,- вот гнида!
- Денег хочет срубить за аренду партии,- пожал плечами Хайруллин,- в чем-то я его понимаю. Да и наше положение сейчас не самое лучшее, чтоб диктовать условия.
Чурков задумался и нервно заметался по кабинету. Хайруллин, втихаря, наблюдал за ним. Спустя пару минут Чурков остановился:
- Ты прав. Мы не в том положении, чтоб диктовать свои условия. Соглашайся на все, но что б никакой «Правой партии» через сутки не было.
- Хорошо,- не стал возражать Хайруллин.

Саломон Хайкин, сидя в баре на фуршете, устроенным Гороховым, заметил необычное движение среди делегатов. Старые партийцы о чем-то перешептывались и отводили от него глаза.
Саша Перельман постучал ножом по ножке рюмки, наполненной водкой:
- Господа, замечательное известие. Примадонна нашей эстрады, несравненная Аллаборисовна, присоединилась к нашей партии!
В зале раздались жиденькие аплодисменты.
В перерыве Саломон Хайкин подошел к Саше Перельману:
- Что-то намечается.- сказал он,- я чувствую скорый арест.
- Что ты говоришь?- удивился Саша Перельман.- Все складывается так удачно.
- Слишком удачно. Не кажется тебе? Карлики только не отсосали у Горохова, а он их сейчас поносит на каждом углу. Нет ли в этом диалектического противоречия?
- Фигня! Кремль слаб,- отмахнулся Саша Перельман,- у них сейчас идет грызня за главный портфель. Я слышал краб в жопе.
- Ну, ну,- усмехнулся Саломон Хайкин,- история нас рассудит. Но я бы рекомендовал тебе поставить в курс Горохова.
- Я подумаю над твоими словами. Съезд откроется только послезавтра. Время еще есть. Разведаешь что-нибудь конкретное, сообщи.
Перекур на этом закончился и фуршет продолжился стриптизом.

Следующее утро началось с незапланированного заседания партии. Саломон Хайкин попытался проникнуть в зал, но это ему не удалось. Улыбчивая девушка взяла его приглашение и протянула сидящему рядом Хайруллину. Он просто его порвал со словами:
- Вы больше не делегат съезда «Правой партии». Это изначальное недоразумение я только что исправил.
- Вот оно как,- сказал Саломон Хайкин и показал Хайруллину фак,- получи кремлевский выкормыш!
Саломон пошел искать Сашу Перельмана.

Заседание продолжалось минут двадцать. После этого двери открылись и заинтригованных корреспондентов пригласили на пресс-конференцию.
- Уважаемые господа!- начал пресс-конференцию Бакланов,- мы пригласили Вас, чтобы уведомить о решении съезда «Правой партии». Единогласно принято решение исключить из нашей партии Михаила Горохова и Саломона Хайкина, как не соответствующих духу и взглядам нашей партии!
Зал взорвался общим гулом. Это была сенсация, которая пошла в прямой эфир всех ведущих мировых агентств. Журналисты пытались задавать вопросы, но Бакланов спешно покинул трибуну. На его место вышел Хайруллин и поднял руку, призывая зал к тишине.
- Господа, мы готовы ответить на все ваши вопросы, заданные письменно и переданные в секретариат.
Хайруллин спешил быстрее покинуть сцену и догнать Бакланова. Но он не успел: Бакланов прихватил с собой партийную кассу вместе с зарплатой платных сотрудников и всю партийную документацию и скрылся в неизвестном направлении.

Горохов, тем временем, водил корреспондентов по Ы-заводу, рассказывая про производство Ы-мобилей. К нему подошла очаровательная референт, из числа путешествующих с ним по европейским курортам и что-то прошептала ему на ухо. Горохов слегка изменился в лице, извинился перед съемочной группой, сказал, что будет через две минуты и больше не появился.
Съемочная группа провела на заводе еще несколько дней, пока ее не вывел с территории отряд вневедомственной охраны.

Стремительным домкратом, Горохов вошел в банкетный зал, где мирно ужинали Саломон Хайкин, Саша Перельман и их сторонники, не пожелавшие покидать оплаченный отель после закрытия партсъезда.
- Что тут, блядь, происходит?- заорал Горохов на весь зал.
- Присаживайтесь, Михал Дмитрич,- Саша Перельман подвинул ему стул,- нервные клетки не восстанавливаются,- он протянул ему полный стакан водки и дольку лимона.
Горохов залпом опустошил стакан, занюхал лимоном и бросил его в угол зала.
- Так может мне, кто-нибудь мне толком объяснить, что здесь произошло?- спросил он более примирительным тоном.
- Все кончено,- сказал Саломон Хайкин,- путяра нас переиграл.
- Как? Мне обещали! И Дмитрий Анатолич и Владим Владимирыч!- запречетал Горохов,- вот у меня и медаль есть, которую сам премьер подарил.
- Ну и сунь ему ее в задницу теперь,- буркнул Саломон Хайкин.
Горохов налил себе еще один стакан и выпил его так же залпом.
- Я знаю,- язык его стал немного заплетаться,- это все Чурков. Кукловод хуев. Ну ничего. Я ему устрою кузькину мать! Он у меня попляшет еще!
Горохов налил себе третий стакан, выпил на одном дыхании и обвалился на пол, как башня торгового центра.

После трех недель болезненного воздержания Чурков наконец смог позволить себе две полноценных дорожки. После употребления этой магистрали он снова пустился в пляс под «Черные глаза» на ковре, усыпанном денежными купюрами. Жизнь, в целом, удалась. Ему даже польстило упоминание о нем Гороховым, как о главном кремлевском кукловоде. Он еще не знал, что тучи над его головой начали сгущаться: за дело взялись совсем другие силы.
rainbowwarrior: (Default)
Премьер, вице-премьер и президент собрались в кабинете у президента в Кремле. Премьер сел на президентское кресло и провел пальцем по столу, стирая невидимые пылинки: «Ничего, ждать осталось не долго. Скоро вернусь.»- подумал премьер. В слух сказал, как-бы между прочим:
- Весной ремонт надо будет сделать. Обстановочку подновить.
Президент сглотнул набежавший к горлу ком.
Вице-премьер включил запись:
- Полюбуйтесь, какой-то полуобдолбанный актеришко самопровозгласил себя кандидатом на президентский пост от РПЦ и выступает с «Доктриной 14 88»- полная ахинея.
- А что Кирилл?- поинтересовался премьер.
- Он не в курсе всего этого балагана,- ответил вице-премьер,- когда-то этот хер работал в его ведомстве, но был выгнан то ли за блядство, то ли за пьянку, то ли за то и другое сразу.
- Не знал, что за это из попов выгоняют. Всегда думал, что это для них норма,- хохотнул премьер.
- А вот наш дружок Горохов в каком-то Мухосранске поносит вертикаль и партию жуликов и воров. Полюбуйтесь,- вице-премьер прибавил звук
«…в настоящее время именно Кремль крышует коррупцию! Государство, благодаря деятельности тандема, превращено в ЗАО «РФ», обслуживающее интересы горстки людей, именуемой кооперативом «Озеро»!»
Вице-премьер выключил телевизор:
- Ну и далее все в таком же духе.
Президент сидел весь красный, ему очень хотелось, как в детстве залезть под стол и сказать всем: «я в домике!»
Премьер напряженно молчал нервно поигрывая авторучкой. После театральной паузы он спросил:
- Что скажешь, Дим?- тон его был внешне спокоен, но президент знал, что это не сулит ничего хорошего.
Президент молчал, потупив взгляд в стол.
- Я разберусь,- смог он с трудом выдавить из себя,- я отолью ему в граните.
Премьер его перебил:
- Дим мы тебе вроде поручили партию для парламента создать, так?
- Так,- понуро сказал президент, а сам подумал: «Вот сейчас начнется!»
- Так какого хуя ты все опять пустил на самотек?- премьер орал на весь кабинет,- Что это, блять за клоуны у тебя в президенты лезут? На хуя этот мудак, Горохов, несет дерьмо? Кто ему такие речи пишет?
Президент престыженно молчал. Гнев премьера спал так же быстро, как начался.
- Надо горло смочить,- буднично сказал премьер,- Иваныч, у тебя есть что-нибудь с собой?
- Конечно,- Мечин достал фляжку.
Премьер сделал приличный глоток и немного успокоился:
- Ты, Дим можешь обижаться, дело твое, но следующим президентом опять буду я. Все хватит. Я и так натерпелся за последние четыре года. Ты знаешь, я не злоблив, но у всего есть свои границы. Ты хоть сам отдаешь себе отчет в своей никчемности?- премьер снова начал заводиться,- Вот скажи, чего ты хорошего сделал за время своего президентства?
Президент осмелел, поняв, что премьер не шутит и никакого второго срока ему не видать:
- Я войну с Грузией выиграл, науку поднимать стал, демократию развивать.
Мечин заржал в голос, оставив всякую субординацию.
- Аника-воин,- подхватил его премьер,- ладно, чего уж сейчас терки с тобой тереть. Видать самому все в очередной раз разруливать.
Премьер достал телефон и набрал Чуркова. Он не стал здороваться, а был по-военному краток:
- Слышь, Асланбек, у тебя что от наркоты башню совсем снесло? Что за хуйня у нас тут творится? Я для чего тебя на идеологию поставил, что б ты со своим люберецким дружком малолеток по лагерям трахал?
Присутствующие поняли, что Чурков на том конце провода пытается оправдаться.
- Мне плевать на все твои объяснения,- перебил его премьер,- сроку неделя, чтоб весь этот предвыборный балаган был закончен, иначе вернешься в горы овец ебать и дальше!
Премьер повесил трубку:
- Вот так, Дим, руководить надо, а не отливать жидко в граните! Вот увидишь, через неделю этого мудака Горохова никто и не вспомнит.

Вячеслав Чурков сидел весь белый как порошок, которым он увлекался последнее время. Наезд премьера был вещью серьезной, который нельзя было игнорировать. Он набрал Рафката Хайруллина:
- Рафкат, чего там твой за самодеятельность устроил? Я сейчас сверху из-за тебя таких пиздюлей отгреб! Все, три дня срока, и чтоб ни Горохова, ни «Правой партии», чтоб никто и вспомнить не мог.
- Переходим к плану «Б»? – переспросил Рафкат.
- А что за план «Б»? – переспросил Чурков.
- Мы же с Вами подготовили план мероприятий, на случай внезапной ликвидации партии,- напомнил Хайруллин, но Чурков ничего не помнил.
-Действуй, время пошло!- дал команду Чурков.
rainbowwarrior: (Default)
Не раскачивай лодку…

Горохов окончательно решил начать свою игру:
- Хорошо, Саша, предлагай, как нам обустроить «Правую партию»?
- Вам нужен сподвижник, который привлечет с собой электорат. Предлагаю пригласить в партию писателя и поэта, демократа, а ныне диссидента, борца с режимом Саломона Хайкина.
- Блин,- опешил Горохов,- я обещал в Кремле, что не будет в партии никаких маргиналов.
- Опять Вы про свое!- возмутился Саша Перельман.- Я думал, что вы четко определились и теперь Вы диктуете правила. Саломон Хайкин привлечет к партии и внимание и уважение и дополнительные слои избирателей.
- Конечно своя игра. Тут двух мнений быть не может. Но Саломон Хайкин? Как-то не комфортно мне.
Саша Перельман достал заранее подготовленный пресс-релиз:
- Почитаем заголовки оппозиционной прессы. Коммунисты: «Правая партия»- подстилка Кремля, жириновцы- «Горохов- шут гороховый, Петрушка в руках Чуркова», эсеры- «к гадалке не ходи: «Правая партия» шестерка на подхвате у жуликов и воров. И так далее. Что скажите сейчас, Михал Дмитрич?
- Согласен,- вынужденно кивнул головой Горохов.- веди.

Появление Саломона Хайкина в партии не осталось незамеченным никем: оппозиция стала присматриваться с надеждой к «Правой партии», в Кремле все застыли в недоумении.

- Что он себе позволяет!- Чурков бегал по кабинету из угла в угол.
- Я ему говорил, предупреждал, что он нарушает все договоренности,- сказал Хайруллин,- но он сейчас меня не слушает. Пляшет под дудку этого еврея Перельмана. Вот и съезд на осень назначил. Я ему говорю, что с тобой согласовать надо, а он меня на хуй послал. Вместе с тобой кстати.
- Что так просто взял и послал?- у Чуркова кровь прилила к лицу.
- Да, так просто взял и послал. Говорит мне, передай своему дружку овцеебу, пусть маму свою учит.
Чурков взревел от негодования:
- Пиздец ублюдку! Сотру в порошок! В тюрьме сгною! Сука!
- А меня обещал из партии на съезде осенью выкинуть! Я тебя, говорит, стукачек, по-любасу зачищу.
Чурков от злости решился дара речи и потерял всяческий самоконтроль. Не смотря на присутствие Хайруллина, он вытащил из стола пакетик белого порошка, насыпал три дорожки на портрет Путина, свернул в трубочку пятитысячную купюру и втянул их носом одну за другой.
Минут через пять он начал успокаиваться:
- Будешь?- спросил он Рафката Хайруллина.
- Я бы лучше выпил,- ответил он.
Чурков ткнул пальцем в сторону книжного шкафа.
- Возьми там чего-нибудь сам.
Рафкат подошел к шкафу-холодильнику, открыл створку и налил себе стакан текилы и выпил не закусывая.
- Наверх докладывать пока не будем,- подытожил Чурков,- сами разберемся. Запускаем запасной вариант.

Православный артист Иван Хлестаков, побывавшей в своей жизни по кругу артистом, пьяницей-наркоманом, пациентом психбольницы и попом, сейчас находился снова в стадии популярного артиста плавно перетекавшей в стадию хронического алкоголизма, открыл глаза и уставился в потолок. Его мысли вращались вокруг собственной жизни: накануне его пригласили в администрацию президента с совершенно неожиданным предложением- ему предложили баллотироваться на должность президента России и обещали всяческую поддержку. На радостях, Хлестаков закатил вечеринку, где объявил, что начинает президентскую гонку, напился вусмерть и вырубился. Бесчувственное тело кандидата в президенты номер один, друзья доставили до дома и бросили на пороге.
« А чем я хуже Ельцина,- думал Хлестаков,- даже больше: мое имя должно быть в одном ряду с Рональдом Рейганом и Арнольдом Шварценеггером.»
Хлестаков встал и, покачиваясь, отправился в ванную приводить себя в порядок. По дороге он запнулся о какой-то портфель. В сердцах он его пнул – из него вылетели какие-то бумажки и упали на пол коридора. Придя в себя после доброй порции уиски, он вспомнил, что в этом портфеле лежит его президентская предвыборная платформа и график выступлений на телевидении. Артист он был хороший, хоть и пьющий, к тому же на пике популярности, так что ему легко удалось войти в роль. Тем более, что спонсором его была назначена одна именитая сотовая компания.

- Что за «еб твою мать»,- ревел Горохов на собрании партактива,- почему какой-то мудацкий актеришко так легко может лезть в президенты этой страны?
- А что, собственно Вы голубчик так распаляетесь?- интеллигентно спросил его Саломон Хайкин,- ну лезет и лезет. И что? Ведь все-равно не влезет. И ежу ясно, что следующим будет Путин.
- Как что, я деньги заплатил вот за это,- Горохов потряс папкой с партийными документами,- все лучшее активы, по совету этих мудаков продал!
- А что Вы собственно хотели получить, когда сели играть с этими кремлевскими шулерами?- снова спросил Саломон Хайкин.
- Так ведь мне обещали!- Горохов стал стихать,- ведь я же.- он остановился на полуслове.
- Не простой быдлос,- закончил его мысль Саша Перельман,- что ж, Вы просто дорого заплатили за учебу. За то вы сейчас точно знаете, что для кремля вы равный среди равных.
- Я так просто не сдамся,- сжал кулаки Горохов,- я им такое устрою. Они на долго запомнят эти выборы.
Саша Перельман и Саломон Хайкин просто пожали плечами и воздержались от комментариев.

Премьер стоял на краю пляжа и перед телекамерами беседовал с археологами, копошащимися в каком-то на вид древнем мусоре. Мероприятие было расписано по-минутно: поговорив немного с начальником экспедиции премьер прошел в палатку и стал переодеваться в костюм для ныряние в стиле легкого эротического фильма времен начала перестройки. Он повертел в руках мобилку, предназначенную для экстренных вызовов и решил ее не оставлять на берегу и сунул ее в акваланг, значительно увеличив профиль своего мужского достоинства.
Премьер прошел к воде и театрально погрузился в мутную жижу. План был самый что ни наесть эффектный: премьер ныряет и выныривает с двумя амфорами, полными золота, равного бюджету небольшой области. Ученые очищают амфоры от налета времени и находят на них символы напоминающие эмблему ЕР и премьерского народного фронта. Тем самым убивается сразу целая толпа зайцев: премьер делает эпохальное научное открытие, получает 25 процентов от стоимости найденных драгоценностей, доказывает сомневающимся богоизбранность ЕР, фронта, самого премьера и всего того, что он натворил за годы прибывания у власти.
Однако в самый не подходящий момент секретный телефон зазвонил. Премьеру стало щекотно, он замахал руками и поднял со дна бурю ила, так что видимости не осталось вообще никакой. На ощупь, он нашел на дне две каких-то ручки, ухватился за них и, корчась, потащил на берег.
Конфуза никакого не случилось, так как мало кто полностью знал сценарий, но вид премьера, волочащего со дна морского остатки какого-то унитаза был несколько комичен. В итоге репортаж решили показать не полностью и отделаться фотографиями премьера в аквалангистской амуниции.
Премьер был взбешен. Он посмотрел на номер звонившего- это был Мечин. Премьер решил перезвонить:
- Отдыхаешь, купаешься? – с сарказмом спросил Мечин.
- Что-то важное?- сдержанным тоном спросил премьер.
- Как сказать,- неопределенно ответил Мечин,- когда собираешься возвращаться?
- Думал побыть на море еще денька три, пользуясь случаем.
- Лучше приезжай. Тема есть. Надо встретиться в троем и поговорить. Будешь в Москве, позвони. Соберемся у Димона.
- Окей,- сказал премьер, предчувствуя нехорошее.
rainbowwarrior: (Default)
Была середина лета, когда премьер и президент сидели в лодке и рыбачили в дельте Волги. Клев был хороший, прям как в «Бриллиантовой руке», однако президент ерзал на сидении: рыбалка его не трогала.
- Хорошо сидим, Дим,- сказал премьер, вытаскивая очередную рыбину.
- Ага,- поддакнул президент. – слышь Владим Владимирыч, дела с партией совсем на мази.
- Прекрасно, Дим. Я изначально был в тебе уверен и не сомневался в успехе.
- Может тогда скажите сейчас, кто из нас будет следующим президентом?
- Тьфу ты, Дим,- президент сплюнул за борт,- ну какая разница-то?
- Ну как какая?- президент захлюпал носом. Потом потупил глаза и тихо сказал:- меня Светка долбит. У нее планы…
- А вот оно что,- хохотнул премьер,- забыл я, что ты подкаблучник. Ну скажи, что ты снова будешь следующим.
- Честно? Честно, Владим Владимирыч?- президент от радости чуть не опрокинул лодку.
- Тише ты,- зашикал на него премьер,- а то утонем тут не дожив до выборов. Пока честно, а там поглядим ближе к теме.
В этот момент в паре метров появилась голова фээсбэшного водолаза, всплывшая посмотреть кто раскачивает лодку тандема.

Горохов, по совету Саши Перельмана, погрузился в изучение матчасти. Он начал с малого, с блогов. С ужасом для себя он узнал, что в стране есть коррупция и нет демократии, что уровень жизни за последние годы неуклонно снижается. Прочитал он и про 282 статью и про Магнитского и Ходорковского и про внесистемную оппозицию. Несколько дней он просто молчал, потрясенный новыми знаниями. Потом он внезапно решил проехать по стране, посмотреть, как реально живут люди в глубинке.

Рафкат Хайруллин встретился с Вячеславом Чурковым на одной из пригородных дач принадлежащих администрации президента. Встреча была замаскирована под обычный пикник с блэк Джеком и шлюхами, но на самом деле она носила строго деловой характер:
- Не нравится мне Горохов, последнее время,- начал Рафкат Хайруллин,- связался с этим жидом Перельманом.
- Он полностью у нас под колпаком,- стал успокаивать его Чурков,- куда ему деваться с подводной лодки?
- Прыткий гад и своенравный,- не унимался Хайруллин,- даром, что олигарх. Нужен запасной план.
- Пожалуй, ты прав насчет запасного плана,- поддержал его Чурков,- этим я реально озабочусь.
После совещание переросло в настоящую пьянку.
rainbowwarrior: (Default)
Лиха беда начало.

Как-то Горохов ехал на заднем сиденье своего лимузина и от скуки глядел в окно. Внезапно он увидел большой билборд, поразивший его своим содержанием: на большом плакате был изображен он сам. На манер Джеймса Бонда стоящий возле шестисотого Мерседеса с пистолетом с глушителем. На заднем плане не очень четко просматривался растрелянный джип с бандитами. Надпись гласила: «Михаил Горохов: пацан сказал, пацан сделал!»
Горохов крайне возмутился увиденным и велел водителю ехать в рекламное агентство, которому принадлежало сие творение.
- Что за дела?- заорал Горохов на все агентство, так что секретарши и менеджеры разбежались по углам,- какого хуя?- не стеснялся он в выражениях.
- Вам понравилось?- спросил его вышедший на шум директор.
Горохов несколько опешил от его открытой улыбки. Казалось директор заранее знал о неизбежном появлении Горохова и готовился к встрече:
- Пойдемте я Вам все покажу,- он повел Горохова в отдельный зал, в котором стояли макеты билбордов,- кстати, меня зовут Саша Перельман.
Горохов кивнул головой.
- Это будет своего рода ретроспектива,- Саша Перельман стал излагать Горохову свой замысел. Горохов слушал в пол уха: его внимание привлек плакат с надписью: «Правая партия: законность, порядок, благополучие». На плакате изображен был сам Горохов на фоне довольных улыбающихся молодых людей с детьми на руках.
- Слоганы можно придумать самые разнообразные,- он вновь стал прислушиваться к речи директора агентства.
Решение пришло к нему внезапно:
- Все, я вас нанимаю на время моей предвыборной кампании!

Рафкату Хайруллину тема с рекламным агентством Саши Перельмана не понравилась. Она не понравилась никому: ни Чуркову, ни Бакланову, который осознал, что на аренде партии он много не заработает. Чурков решил не тревожить до поры до времени вышестоящее начальство, тем более что настало лето и сезон отпусков. А так же и катастроф: на Волге затонула древняя лоханка, полная детей, и на время всем стало не до новой партии.

Президент сидел в своем кабинете и читал блоги. Волосы его стояли дыбом: такого потока гадости в свой адрес он еще никогда не читал:
- Ну как же так!- всхлипывал он время от времени,- ведь я же реально борюсь с коррупцией- мне докладывали!
Под конец он не выдержал и достал бутылку коньяка, припасенную на случай государственного переворота. Он налил себе стопку и выпил. Тепло благородного напитка разлилось по всему телу. Действительность стала казаться не такой уж безнадежной: президент погрузился в сон.
Снилось ему, что он летит в бизнесклассе Ту-134: «он радуется жизни и болтает с соседкой удивительно похожей на Анжелину Джоли. По счастливой случайности, соседку тоже зовут Анжелой. Их разговор становится все более и более интимным: вот он уже протягивает руку, чтобы погладить ее колено. И тут к нему подходит стюардесса. Он поворачивается и узнает в ней Татьяну Голикову. Он вздрагивает от неожиданности. Она улыбается ему хищной улыбкой. Обнажая окровавленные клыки: «Владимир Владимирыч приглашает Вас в кабину пилотов»- шепчет она ему на ухо голосом переводчика Гоблина, пытаясь при этом укусить. Он встает и галантно извиняется перед Анжелиной Джоли за прерванную из-за государственных дел беседу. Он идет через бесконечно длинный салон заполненный гастербайтерами с метлами, лопатами, ломами и прочими строительными инструментами и заходит в кабину пилотов. Первое что он видит Это капитана воздушного судна, сильно похожего на Бориса Ельцина: он то ли мертв, то ли мертвецки пьян и свешивается с кресла. Вторым пилотом оказывается Снуп Дог, укуренный в дым, как в кино. Он поднимает глаза к лобовому стеклу и видит, что самолет стремительно летит на встречу к земле. Он вытаскивает из кресла бесчуственное тело Ельцина и садится за штурвал. Он оказывается умеет управлять самолетом не хуже премьера. После короткой борьбы он приручает самолет. Он смотрит в боковое стекло и видит, что рядом на истребителе Стелс летит премьер. Они отдают честь друг другу. Он давит на газ и Стелс остается далеко позади, глотая пыль от Ту-134. И тут внезапно все темнеет: самолет вновь камнем летит к земле. Он не может потянуть штурвал на себя. Не может передвинуть ни один рычаг. Он поворачивает голову направо и видит, что вместо Снуп Дога в кресле сидит Горохов и направляет самолет к земле, смеясь ему в лицо…»
Он очнулся так же внезапно, как и заснул. Протер глаза и выключил компьютер.
Однако сон оставил осадок в душе президента.

Саша Перельман искрил креативом. Однако на одном креативе далеко не уедешь. Об этом он прямо заявил Горохову:
- Вашей партии для успеха нужна электоральная поддержка.
- А она у меня есть,- Горохов вспомнил слова президента,- деятели науки и культуры, интелегенция и как его там? Ах, да: малый бизнес среднего класса.
Саша Перельман скривился:
- С чего это Вы взяли, что все эти перечисленные вами социальные группы за Вас проголосуют?
- Как с чего?- удивился Горохов,- мне президент и премьер обещали.- он потряс медалькой, недавно полученной от премьера.
Саша Перельман понял, что Горохов вообще не парит в политическом бизнесе:
- Видимо, Вас в темную решили использовать,- подумал он в слух.
- Как в темную, как использовать?- взревел Горохов,- Объяснитесь сейчас же, Саша Перельман.
- Ну смотрите сами,- начал объяснять ему Саша,- Вам втюхали мертвую партию: кто ее знает? Никто. Есть в ней яркие личности? Нет. Кроме Вас конечно. Еще есть бывший ее лидер – явный прохиндей и куратор от Кремля. Вы бы сами, положа руку на сердце, стали бы голосовать за такую партию?
Горохов задумался:
- А зачем она тогда вообще нужна? Зачем тогда мне поручили ее возглавить?
- На второй вопрос ответить легко: деньги. Ваши деньги, которые вы вбухали в кремлевскую авантюру. На первый вопрос ответить сложнее: мы же не знаем всех их раскладов. Скорее всего и Хайруллин не знает. Но первое, что приходит в голову- вашей партии тупо нарисуют процент голосов для прохода в думу. Чтоб она была левой рукой у жуликов и воров.
Горохов побагровел от злости:
- Этому не бывать, никогда еще никто не смел манипулировать Михаилом Гороховым! Не позволю и впредь! Пусть Кремль лесом идет: обуть меня хотели, суки!
Горохов стал нервно расхаживаться по кабинету взад и вперед, как тигр. Саша Перельман рассматривал свои ногти в ожидании момента, когда Горохов успокоится и начнет мыслить конструктивно. Наконец Горохов взял себя в руки:
- Что будем делать, Саша?
- Смотря какая будет Ваша цель, Михал Дмитрич. Либо пускаем все на самотек, если конечно Вы будете чувствовать себя уютно под Кремлем. Так сказать: расслабьтесь и наслаждайтесь. Либо начинаем свою игру и пусть Кремль утрется.
- Безусловно своя игра: деньги-то мои!
rainbowwarrior: (Default)
- Слышь, Владимирыч- спросил вице-премьер премьера, выйдя из парилки и сделав приличный глоток холодного пива,- а что это вы с Димоном решили Горохова в политику втянуть?
- А что это ты интересуешься, Иваныч?- вопросом на вопрос ответил премьер,- ты вроде у нас человек практичный и все эти шахеры- махеры с электоратом тебя не интересуют.
- Вот именно,- кивнул головой Мечин,- я с практической точки зрения и интересуюсь. Есть у Горохова кой-какие интересные активы.
- Тебе и карты в руки,- согласился премьер,- действуй. Только грамотно. Хотя кому я говорю?
Мечин погрузился в задумчивость, не забывая при этом отхлебывать холодное пиво из кружки.

Горохов приехал в Кремль ровно к трем часам. На удивление, его уже ждали: симпатичная девушка-референт незамедлительно провела его по хитросплетению кремлевских коридоров до дверей президентского кабинета:
- Проходите, Вас уже ждут,- сказала она и удалилась.
Горохов вошел в президентский кабинет.
Президент сидел за столом и что-то писал, время от времени поглядывая в айпад. Пауза была не долгой: он оторвал глаза от писанины и пригласил Горохова сесть напротив, протянув руку для приветствия:
- Рад Вас видеть Михаил Дмитрич!
- Я тоже, Дмитрий Анатолич,- не мог не согласиться Горохов.
- Давайте сразу приступим к делу,- предложил президент. Горохов кивнул и президент начал свой заранее заготовленный спич.
- Как Вы знаете, Михал Дмитрич, у нас в политике наметился некоторый застой,- Горохов пожал плечами: политикой он никогда не интересовался,- нет новых лиц, новых идей. А это плохо для дальнейшего углубления развития демократии в нашей стране и для развития страны в целом и укрепления ее позиций на международной арене в качестве ведущей сверхдержавы.
Уже после первых слов Горохову сильно захотелось зевнуть от скуки, он еле себя сдерживал.
- Мы с Владим Владимирычем, посчитали, что Вы сможете озарить наш политический горизонт свежими идеями, привнесете живую струю, которой так не хватает в нашей политической жизни. Вообщем, мы решили поручить Вам создание новой партии на базе уже существующей «Правой партии». – президент протянул Горохову папку- досье на «Правую партию»,- Вот ознакомьтесь на досуге. Мы Вам даем полный карт-бланш на привлечение любых новых лиц в вашу партию. Со своей стороны мы даем обещание, что ваша партия займет достойное место в парламенте следующего созыва.
Президент нажал кнопку на селекторе и сказал секретарше:
- Пригласите журналистов.
Дверь открылась и в кабинет вошли журналисты: пара телевизионных съемочных групп и три-четыре фотокорреспондента от разных официальных изданий. Для прессы президент объявил о создание новой «Правой партии», которую возглавили выдающийся бизнесмен Михаил Горохов, которая станет партией нового типа, партией представителей науки и культуры, среднего и малого бизнеса и будет представлять интересы основы современного общества- среднего класса.
Известность внезапно свалилась на Михаила Горохова его стали приглашать на разные телепередачи, брать интервью, публиковать статьи в газетах. Однако команды для партийного строительства у него так и не было. От администрации президента ему в помощь был приставлен Рафкат Хайруллин, но единственное, чем он ему помог, так только советом, передать на время избирательной кампании все свои активы в доверительное управление. По-скольку Горохов являлся человеком самостоятельным и предпочитал свои дела вести сам, то посчитал, что лучше все продать и зафиксировать прибыль. Единственное, что оставил Горохов себе, это производство собственного автомобиля, который он назвал «Ы-мобиль», в честь любимой комедии.
rainbowwarrior: (Default)
Подарок судьбы.

Михаил Горохов- высокий, спортивного телосложения мужчина едва за сорок, состоявший в пятерке Форбс Раша, приехал отдохнуть от дел праведных и покататься на горных лыжах заодно, в Кортино ди Ампеццо на выходные. Отдыхал он с типично русским размахом: свой самолет, переделанный под ВИП-салон Боинг-737 он припарковал в аэропорту Краннебиттен Инсбрука, а сам поселился в снятом полностью для себя любимого отеле Кристалло. Горохов был принципиальный холостяк, поэтому с ним всегда путешествовал целый гарем молодых девиц модельной внешности.
День складывался замечательно: сперва Горохов в волю накатался на лыжах, пользуясь персональным склоном и подъемником, выделывая под подбадривающие улюлюканья девиц всяческие воздушные кульбиты; затем банька, приправленная отменным минетом и вот теперь он сидел на застекленной террасе, потягивая дорогое шампанское, глядя на заходящие за горы весеннее солнце. Прекрасно проведенный день и полная благолепия картина, наполняли Горохова истинной благодатью. «Жизнь удалась»- думал про себя Горохов.
Однако, с последними лучами солнца, он ощутил определенный дискомфорт: в зал вошли трое мужчин неславянской внешности, сели в глубь зала и сделали заказ, не переставая разглядывать, без всякого стеснения, Горохова.
Горохов сделал знак метродотелю, который без промедления подошел к нему и склонился в подобострастном поклоне:
- Вроде я не слабо заплатил за свой отдых,- сказал ему Горохов, указывая пальцем на незнакомцев.
Метродотель молча кивнул и направился к незваным гостям. Спустя минуту он вернулся:
- Они хотят поговорить с Вами,- сказал он.
Горохов вздохнул.
- Хорошо. Но только не долго и чтоб потом духу их тут не было.
Из-за стола встал один человек и молча подошел к Горохову. Ничего не говоря он протянул ему удостоверение. Горохов прочитал вслух:
- Администрация Президента Российской Федерации. Заместитель начальника отдела пропаганды Рафкат Хайруллин, хм, - Горохов был озадачен таким поворотом событий,- и что вам от меня надо.
Хайруллин постучал по лицевой корочке:
- Не нам, а ему. С Вами хотят встретиться и поговорить. Я здесь для того, чтобы согласовать дату Вашей встречи.
- В понедельник я буду уже в Москве,- сказал Горохов уже более примирительным тоном.
- Вот и отлично,- обрадовался Хайруллин,- к трем часам подъезжайте в Кремль. Пропуск будет Вам заказан.
Не прощаясь, Рафкат Хайруллин развернулся и вышел из зала. Сопровождающие молча последовали за ним.
Горохов остался в одиночестве. Он был явно озадачен. Выходные были испорчены окончательно и бесповоротно. Утром следующего дня он со своим табором вылетел в Москву.

Председатель, давно всеми благополучно забытой, «Правой партии» Андрей Бакланов сидел в придорожном кафе и болтал ложкой в чашке черного кофе, раздумывая о только что закончившейся встрече. Человек он был разносторонний. Если точнее, то это была реинкарнация Остапа Бендера, приспособившаяся к реалям нашего времени: в его кармане были любые удостоверения от председателя собственной партии, бывшего кандидата в президенты России до главного масона Всея Руси. Он только что продал фьючерс на поставку мифической партии героина в 30 килограмм под видом цыганского барона и сидел и смотрел, как уезжают облапошенные им клиенты. В ногах его стоял дипломат с задатком в миллион евро: деньги грели ему душу.
Внезапно на его плечо легла твердая рука:
- Господин Бакланов?- ему в нос были мельком сунуты корочки. Он уловил только три буквы: ФСБ. Этого было вполне достаточно,- пройдемте с нами.
Бакланов потянулся за дипломатом, однако вторая рука его уже подхватила. Он вздохнул, и не оглядываясь пошел к выходу из кафе. Официант сперва дернулся ему наперерез, пытаясь преградить путь незаплатившему клиенту, но был остановлен вторым оперативником, так же сунувшим корочки в нос официанту.
Бакланов в сопровождении двух сотрудников в штатском вышел на крыльцо кафешки, к которому тут же подъехал тонированный джип. Дверь открылась и его пропустили внутрь на заднее сиденье- возле дверей сидели оперативники.
Мысли Бакланова вихрем проносились в его голове, но вида он не подавал. Пару раз он даже пытался завести разговор с конвоирами, но все было безрезультатно.
Через сорок минут автомобиль остановился возле заштатного отделения милиции. Бакланова провели в отдельную камеру и закрыли. Дипломат остался в дежурной части.
Так в камере он провел ночь, погрузившись в раздумья о своей судьбе.
На утро его провели в помещение для допросов. Внутри он увидел молодого человека в кашемировом пальто, что-то разглядывающего за окном. Как только дверь за Богдановым закрылась молодой человек повернулся к нему и расплылся в широкой улыбке:
- Присаживайтесь, Андрей Владимирыч,- молодой человек протянул ему руку в знак приветствия.
Богданов ее крепко пожал и решил держать ухо востро, сделав важную физиономию.
Молодой человек представился:
- Рафкат Хайруллин, начальник отдела пропаганды администрации президента России.
Богданов важно закивал головой, сделав вид, что другого он в этом богоугодном заведении и не ожидал:
- Очень приятно. Чем могу еще послужить Родине?- напыщенно спросил он.
- Собственно по этому мы и встретились,- начал Хайруллин,- прошу извинить меня за такой способ встречи, но Вас очень сложно застать на одном месте.
Бакланов сделал еще кивок головой.
- Я по поручению президента,- продолжил Хайруллин,- Вы являетесь в настоящей момент председателем «Правой партии», к тому же неоднократно баллотировались на пост президента России. Так что в политике Вы не новичок.
-Далеко не новичок, - подхватил Бакланов, осознав куда ветер дует,- наша партия всегда готова послужить России, -решил он перехватить инициативу,- но к сожалению у нас сейчас сложное финансовое положение.
- Я Вас прекрасно понимаю, Андрей Владимирыч,- принял предложенное направление Хайруллин,- с этим мы Вам поможем.
- Какой намечается бюджет?- не смог скрыть своей заинтересованности Бакланов.
- Это будет не совсем бюджет. Это будет локомотив,- Хайруллин испытывающее посмотрел на Бакланова.- обеспеченный человек будет сопредседателем Вашей партии. Он привлечет не только деньги, но и благодаря своей харизме еще и новых выдающихся членов.
Бакланов состроил кислую мину и решил взять паузу.
- Вы знаете, «Правая партия» имеет прекрасные шансы на предстоящих думских выборах. Так считает наш президент. Кстати, он так же считает, что криминалу не место в политике.
Бакланов понял намек Хайруллина:
- Мы, масоны, всегда готовы бескорыстно служить богу, царю и отечеству. Так и передайте Дмитрию Анатоличу!- закончил он патетически.
- Тогда по рукам,- Хайруллин протянул ладонь Бакланову.
Бакланов пожал протянутую руку:
- Собственно я могу быть свободен?
- Безусловно, Андрей Владимирыч,- кивнул Хайруллин,- кстати могу Вас подвезти до города.
- Буду очень признателен за это,- сделал театральный кивок Бакланов,- тут такое дельце, у меня дипломат отобрали.
- Всенепременно вернут,- пообещал Хайруллин и постучал в дверь.
Дверь открыл капитан, дежуривший в этот день по отделению.
- Капитан, мы уезжаем. Верните, пожалуйста личные вещи Андрею Владимирычу.
Капитан козырнул и принес дипломат из дежурной части.
Бакланову очень хотелось заглянуть внутрь и посмотреть ничего не пропало. Но так палиться перед Хайруллиным он не мог. Поэтому решил определить все на вес.
Вес у дипломата ничуть не изменился.
Хлюпая по весенним лужам они прошли через двор к черной тонированной Ауди А6 с правительственными номерами и синей мигалкой на крыше. Хайруллин любезно открыл дверь и пропустил Бакланова внутрь.
Дорога до Москвы пролетела не заметно. Спутники все больше молчали. Наконец машина остановилась недалеко от Старой площади. На прощание Хайруллин протянул Бакланову свою визитку и пожелал удачи: машина растворилась в общем потоке.
Дрожа от нетерпения, Бакланов зашел в первый попавшийся подъезд, положил дипломат на подоконник, открыл и заглянул внутрь: вместо денег там лежали подарочные издания в толстом переплете Конституции Российской Федерации и уголовный кодекс.
- Вот суки! Таки спиздили все деньги!- не смог удержаться Бакланов.
rainbowwarrior: (Default)
Вячеслав Чурков пришел в свой кабинет и сел за стол. Лежащая в столе дорожка манила его из закрытого ящика. Из книжного шкафа раздавался крик бутылки текилы: «Возьми меня!» Но Чурков был неприклонен: сперва дело. Он набрал номер премьер-министра. Он взял трубку сразу:
- Аллах Акбар, Асланбек,- приветствовал его премьер.
- Аллах Акбар, Владим Владимирыч,- ответил Чурков,- тут такое дело: меня к себе этот вызывал, хочет свою партию замутить.
Премьер немного помолчал:
- Хорошо, что позвонил, Слава, пусть поиграется пока, а там посмотрим, как фишка ляжет. Держи меня в курсе всего.
Премьер положил трубку и увидел пропущенный звонок от президента. Премьер усмехнулся и решил перезвонить сам.
Трубку сразу сняли:
- Чего хотел, Дим?- спросил премьер, уставшим голосом.
Президент не скрывал своей радости на том конце трубки:
- Лиха беда начало, Владим Владимирыч,- слышался его радостный голос из трубки,- к созданию новой партии приступили. Но есть вопросик.
- Слушаю,- бодро сказал премьер.
- Какой бюджет будет?
Премьер даже опешил от такой постановки вопроса.
- Ты о чем собственно, Дим? Бюджеты тебя вообще не касаются. Этими вопросами другие люди занимаются. Я тебе поручил новую парламентскую партию создать,- премьер покачал головой,- до чего коррупция в нашем обществе распространилась.
Президент пристыжено замолчал. Премьер немного помолчал:
- На этузиазме строить все надо. Меценатов ищи. Локомотив.
- А!- президент хлопнул себя по лбу,- как я сам не догадался!
- Ну дерзай, Дим,- и премьер повесил трубку.

Чурков нажал на кнопку селектора и сделал распоряжение секретарше:
- Пригласите ко мне Рафката Хайруллина.
Рафкат Хайруллин, замиститель Чуркова, недавно переведенный на эту работу из Башкортостана, после провала прошлой выборной компании, появился в кабинете Чуркова спустя всего пару минут.
- Проходи, садись,- пригласил его к столу Чурков, а сам прошел к холодильнику, замаскированному под секцию книжного шкафа, откуда достал долгожданную бутылку текилы и блюдце с нарезанным лаймом. Не спеша он налил два по пол стакана, один из которых он протянул Рафкату:
- Давай, за родину, за Путина!
Они чокнулись и стоя выпили, закусив кусочком лайма.
Чурков довольно потер руки:
- И так приступим: наверху очередная блажь. Президенту понадобилась зачем-то своя партия. Старший в курсе, а значит надо исполнять.
Рафкат понимающе мотнул головой.
- А бюджет?- спросил он по деловому.
- Какой бюджет?- поперхнулся Чурков,- ищи локомотив.
Хайруллин понимающе кивнул:
- Можно поискать спонсора из Форбса. Пусть потрясут мошной.
- Мощная идея, - согласился Чурков,- проработай этот вопрос и доложи. Заодно и партию какую-нибудь подходящую посмотри из числа зарегистрированных, но не проходящих через барьер в думу. Это так, чтоб нам особо не заморачиваться.
Рафкат понимающе кивнул головой и вышел из кабинета.
Едва за ним закрылась дверь, Чурков набрал президента:
- Докладываю, работа по партии идет полным ходом, с бюджетом вопрос практически решен: будем искать локомотива из числа нашего Форбса.
- Вот это правильно,- подхватил президент,- а то ты на бюджет, который у нас кстати практически на грани дефицита балансирует, решил претендовать. На чужой каравай, рот не раскрывай. Вообщем, доложишь, как кандидатуру локомотива найдешь, что б я ее утвердил.
Президент повесил трубку.
Чурков устало вздохнул и открыл заветный ящик стола: наконец-то он мог расслабиться.

Рафкат Хайруллин вошел в свой кабинет, плотно закрыл дверь и набрал номер первого вице-премьера Игоря Мечина, курирующего все вокруг:
- Исямисис, Рафкат,- сразу снял трубку Мечин.
- Исямисис, Игорь Иваныч,- ответил Рафкат Хайруллин,- тут такое дело: меня шеф вызывал, говорит президент хочет создать свою партию.
- Хорошо,- кивнул головой Мечин,- продолжай.
- Есть мнение взять локомотивом кого-нибудь из Форбса.
- Грамотное решение, - кивнул головой Мечин,- вот только верхушка Форбса носа из Лондона не кажет и на мякине их не проведешь. Боюсь, не очень идея окажется на практике. Хотя дай мне время подумать.
- Хорошо, Игорь Иваныч,- Хайруллин вытянулся по стойке смирно.
- Я тебе сам позвоню, Рафкат, как что-нибудь надумаю.
Мечин повесил трубку и погрузился в раздумья.
Спустя полчаса он встал из своего кресла, прошелся по кабинету и заглянул в холодильник. Оттуда на него посмотрела запотевшая бутылка водки и баночка черной икры. «Как раз кстати будет»- сказал в слух Игорь Иваныч наполнил стакан, выпил его залпом, крякнув от удовольствия и закусил кусочком хлеба с высыпанным на него горкой, содержимым банки с икрой.
- Зоечка,- обратился он по селектору к своей секретарше,- принеси мне досье на первую сотню нашего российского Форбса.
rainbowwarrior: (Default)
Вячеслав Чурков еще не отошел от вчерашнего: он был в прекрасном расположение духа, если не сказать что более чем. Он танцевал лезгинку посредине своего кабинета под «Черные глаза» включенного на всю катушку музыкального центра, время от времени, подбрасывая к потолку тысячерублевые купюры.
Кабинет его был вполне обычный: стол, уставленный телефонами и монитором, книжный шкаф, ковер – просто и без всякого вкуса.
На стене за спиной висел портрет премьера, а на против, перед лицом, портрет президента Чеченской республики.
На столе лежала фотография Путина с его личным автографом в рамке под стеклом. Поверх стекла была дорожка белого порошка и свернутая в трубочку купюра в сто евро.
Телефон прямой президентской связи надрывался и мигал красной лампочкой уже минут пять, однако Чурков был поглощен танцем, навеянным первой дорожкой.
Телефон замолчал. Минуты через две в кабинет просунулась голова секретарши и попыталась перекричать музыку. Ей это удалось только во время паузы между песнями:
- Чего тэбэ, красавица, вах- Чурков еще не вернулся к реальности.
- Вас вызывает к себе Дмитрий Анатолич,- сказала секретарша Сонечка.
- Хорошо,- Вячеслав Чурков взял наконец себя в руки,- свободна.
Как только дверь за секретаршей закрылась, Чурков стал собирать купюры с пола, стараясь не пропустить ни одной. Краем глаза он посмотрел на оставшуюся дорожку белого порошка, но решил повременить с этим. Он подошел к столу, взял фотографию и сунул весь этот бутерброд в центральный ящик стола, заперев его на ключ.

Президент сидел в своем кабинете и задумчиво смотрел на телефонный аппарат: «Вот почему, когда я звоню, никто не берет трубку,- думал президент,- странно все это. Наверное, когда звонит Владим Владимирыч, все сразу берут трубку. А когда я , нет. Но я же президент!» Тут же в его голове всплыли слова жены, которая она как-то произнесла в запальчивости6 «Ты не мужик, ты тряпка! И президент из тебя такой же – ходишь тенью своего другана в кавычках!» На душе стало совсем скверно. В этот момент в кабинет постучались. Президент собрал всю волю в кулак и, как показалось ему, начальственным тоном произнес:
- Да, да, войдите!
- Здравствуйте, Дмитрий Анатолич,- Чурков протиснулся бочком в кабинет,- вызывали?
Президент и дальше решил играть в сурового начальника.
- Вызывал, и звонил даже собственноручно. Но ты трубку не берешь.
Чурков опустил для виду глаза:
- О России все думал. О том как-бы Вам еще чего-нибудь для народа хорошего сделать, как на второй срок Вам пройти. Извините, слишком сильно задумался.
Президенту стало приятно от таких слов. В глубине души он понимал, что Чурков все врет. Но решил смягчиться:
- Это хорошо, Слава,- пожал он протянутую руку, - в правильном ключе думаешь. Собственно, я тебя для этого и позвал. Я решил создать свою партию и посоревноваться с Владим Владимирычем на предстоящих выборах в Госдуму.
Чурков напрягся, но вида не подал.
- Поручаю тебе разработать концепцию моей новой партии и в течении, максимум, месяца приступить к партийному строительству. Вот как я это вижу.
Президент приступил к пространным рассуждениям, что видит партию, в которой вокруг его персоны сплотиться вся прогрессивная интеллигенция, люди науки и культуры, средний класс и мелкий бизнес. Девизом он видел следующие слова: «К прогрессу и процветанию под знаменем Медведева- Путина»
Чурков пропустил всю эту лобуду мимо ушей, но виду не подал, а систематически кивал головой и делал вид, что делает пометки в блокноте.
Когда президент замолчал, истощив свое красноречие, Чурков непринужденно спросил:
- Какой бюджет будем закладывать, Дмитрий Анатолич?
Президент опешил от такой внезапной приземленности: об этом он не спросил премьера. Но быстро нашелся:
- Какой еще бюджет? Ты работать сперва начни. Планчик накидай, электорат подыщи, а потом поглядим.
- Будет сделано,- Чурков деланно козырнул и покинул президентский кабинет.
Едва закрылась дверь за Чурковым, президент вновь погрузился в мир своих фантазий. Мысль о собственной партии наполняла его. Ему всегда очень хотелось походить на премьера, человека по его мнению совершенно незаурядного, прошедшего путь от простого уличного пацана в неблагополучном районе, до разведчика – нелегала и далее на самый верх в президенты супердержавы.
Он представил себя спарринг партнером премьера: на его руке надета боксерская лапа, премьер со всей силы из стойки бьет по ней кулаком, но он Димка, держит удар как стена. Премьер удивленно смотрит на него и отходит назад, потирая ушибленную руку. Внезапно он с криком «Кия!» прыгает в его сторону, стараясь попасть ногой со всей силы по лапе, но не может до не дотянуться: президент растет прямо на глазах превращаясь в небоскреб. Премьер встает на землю и восхищенно смотрит на него: « Ну, Димка, ну у тебя и рейтинг вырос!»
Президент потряс головой и вернулся на землю. Он набрал номер премьера на своем айфоне и приложил его к уху. Прозвучала всего пара гудков и звонок был сброшен.
« Ну вот опять,- надулся президент,- опять никто не берет трубку, когда я звоню.»
rainbowwarrior: (Default)
Есть такая партия.

Президент и премьер вдвоем стояли на пасхальной службе, усиленно крестясь, когда это было необходимо:
- Слышь, Владим Владимирыч,- спросил президент,- а ты веришь в тот свет?
- Ну ты спросил, Дим,- премьер чуть не фыркнул на все помещение,- ты же вроде профессор. Лекции студентам читал.
- Нет, ну а вдруг? – не унимался от скуки президент, -а в друг и вправду есть рай и ад?
- Хочешь туда с официальным визитом в один конец? – съязвил премьер,- можем устроить.
Президент обиженно засопел.
- Слышь, Димон, - сказал через какое-то время премьер,- ты не о ерунде всякой думай, а подумай лучше вот о чем: год у нас нынче наступает предвыборный. Сколько можно на моем авторитете выезжать? Давай ка займись и ты партийным строительством.
- К чему это вы, Владим Владимирыч?- удивился президент и перекрестился не в такт,- неужто честных выборов для остроты ощущений захотелось?- решил он то же поддеть премьера.
- Хуйню не пори,- огрызнулся премьер, - на нас же люди смотрят.
Президент стал озираться вокруг.
- Да не эти, болван, а из-за бугра. Нельзя до бесконечности нашим жуликам просто так победы рисовать. Должна быть какая- то интрига, и хоть видимость многопартийности. Новые лица, там, замелькать.
- А у нас есть оппозиция, коммунисты, эсеры, Троцкий, Зиновьев, Каменев,- осклабился президент.
- Юморист, твою мать,- перекрестился премьер,- что это тебя на шутки понесло? Я с тобой серьезно разговариваю. С завтрашнего дня бери Чуркова и чтоб к осени была готова новая партия, которая вместе с моей займет, минимум, семьдесят процентов парламента.
- Слушаюсь,- президент попытался козырнуть, но премьер перехватил его руку:
- Пизда нестроевая, к пустой голове руку не прикладывают. Клоун.
Скучная служба продолжала тянуться. Президент изнывал:
- Слышь, Владим Владимирыч, а у нас ведь не только парламентские выборы нынче, а еще и президентские.
- Помню,- отмахнулся премьер,- не склеротик еще. Это ты к чему?
- А кто будет следующим президентом? – просто спросил президент.
- А зачем тебе это?- подозрительно спросил премьер,- у букмекеров ставку хочешь сделать?
Президент заелозил, но не переставал канючить:
- Ну кто будет следующим президентом: я или Вы?
Премьер молчал. Минут через пятнадцать он решил сжалиться:
- Не знаю пока. Не решил. Посмотрим на твое поведение. Вот решишь сначала с партией. Проведешь грамотно ее через парламентские выборы, вот тогда и поговорим.
Президент удовлетворенно крякнул и начал строить планы на будущее.

Profile

rainbowwarrior: (Default)
rainbowwarrior

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:16 am
Powered by Dreamwidth Studios