9-11.

Sep. 19th, 2011 10:09 am
rainbowwarrior: (Default)
Крах Шметрика.

Всю обратную дорогу Щаранский убеждал Петреуса поговорить с президентом и повысить уровень угрозы до красного или до оранжевого, минимум. Дэвид Петреус соглашался на это с явной неохотой.
- Понимаешь, Лео,- говорил он, - прийти мне с таким предложением, значит расписаться в собственном бессилии. Авось пронесет все как-нибудь? И как я буду выглядеть тогда? Паникером?
- Ты, Дэйви, явно русский: все на «авось» рассчитываешь. А мы явно отстаем от Шметрика. Считай пехотинцы разделились, а это явно десять потенциальных эпицентров. И студентов мы не засекли. А что у них в машине, на что способен этот спутник нам неизвестно. Но явно это попахивает крупной катастрофой. Как ты будешь оправдываться в случае таких неприятностей? В данной ситуации нужно поделиться с президентом и свалить всю ответственность на него.
Дэвид Петреус глубоко задумался и отвернулся от Щаранского, разглядывая в иллюминатор проплывающие под ними пейзажи.
Уже на подлете к Вашингтону он решил последовать совету Щаранского и отправиться в Вашингтон на встречу с президентом.

Щаранский снова остался один в аэропорту имени Даллеса. Он решил переждать развития событий в Нью-Йорке, в родной «Матрешке». Лев Натаныч не спеша шел по зданию аэропорта разглядывая беззаботные лица окружающих. Внезапно он заметил кого-то знакомого. На встречу ему приближался совершенно лысый, грузный мужчина. Хотя Шметрик и изменил внешность, но Щаранский узнал его безошибочно. Он устремился наперерез Шметрику.
Шметрик тоже оглядывал зал, пытаясь предугадать уровень готовности спецслужб к возможному теракту. Внезапно в толпе он увидел лицо показавшееся ему смутно знакомым. Спустя мнгновение он узнал в подтянутом мужчине охранника Кондолизы Райс. К тому же мужчина явно устремился к нему наперерез. Шметрик попытался уйти в бок, но это ему явно не удалось: теперь мужчина явно к нему приближался, его намерения были совершенно однозначны. Между ними оставалась всего пара метров. Шметрик решил не сдаваться: он выхватил первый попавшийся предмет из кармана, это была горсть фишек из Лас-Вегаса, которую он взял на память в казино и бросил их в Щаранского. Щаранский инстинктивно отпрыгнул в сторону, отбиваясь от летящих в него фишек. Это дало Шметрику несколько секунд, чтоб взвести взрывное устройство, установленное в его чемодане. После чего он кинул чемодан под ноги Щаранскому, а сам метнулся в противоположном направлении.
Щаранский, мастерским приемом боевого гопака отправил чемодан в полет в сторону пустующего газетного киоска, подальше от потока пассажиров и приготовился к дальнейшему преследованию Шметрика, как раздался сильный взрыв, отбросивший его в противоположную сторону: на какое-то мнгновенье, Лев Натаныч потерял сознание и слух. Этого вполне хватило Шметрику, чтобы смешаться с обезумевшей от ужаса толпой.

Барак Обама был в прекрасном расположении духа, когда в его кабинет зашел озабоченный директор ЦРУ.
- Добрый день, Барак Гусейнович,- протянул он руку для приветствия.
- Добрый день, Давид Палыч,- Обама пожал протянутую руку,- как семья, как дети?- участливо спросил президент.
- Все прекрасно, Барак Гусейнович,- вежливо сказал Дэвид Петреус, раздумывая, как деликатней перейти к нужной теме.
- А вот у меня , честно признаюсь, как-то не очень.- покачал головой Барак Обама,- нет, не подумайте плохого, все хорошо. Вот только одно «но»: из Мишель кухарка, как из меня куклуксклановец.- Обама слегка хохотнул.
- И ведь, сказать ей ничего не могу, я такой деликатный.- Обама вздохнул,- я уж и так и сяк. Уже и в телевизоре потер все каналы кроме кулинарных шоу. И все книги велел внутренности поменять на поварские книги. Но ничего не помогает. Ладно Щаранский рецепт противоядия подсказал, но если так злоупотреблять алкоголем, то к концу второго срока я превращусь в своего предшественника просто.
Дэвид Петреус воспользовался паузой в потоке слов президента и удачным поворотом беседы:
- Кстати, Щаранский просил Вам передать, что считает нужным повысить уровень угрозы национальной безопасности до красного, или еще лучше до инфракрасного,- Дэвид Петреус был очень доволен собой, что нашел такой грамотный выход из сложившейся ситуации.
Тут в кабинет вошел помощник президента и что-то прошептал ему на ухо. Потом взял пульт и включил канал СиэНэН.
В экстренном выпуске новостей был репортаж из аэропорта Даллеса, подвергшегося нападению террористов. Картинка была ужасной: толпы пассажиров бежали из здания аэропорта, прихватывая по ходу содержимое сувенирных лавок, чужой багаж, и содержимое алкогольных полок дьюти-фри: паника была невообразимая.
Миловидная афроамериканская ведущая пыталась взять интервью у одного из очевидцев теракта. Его лицо было все закопченное от взрыва, борода и усы подпалены пламенем, одежда свисала клочьями, словом он сильно походил на Робинзона, но в этом человеке легко было узнать Льва Натаныча Щаранского.
- Расскажите, что здесь произошло?- обратилась к нему журналистка.
- Пи, пи, пи,- размахивал руками Щаранский,- пи, пи, пи...
- Большое спасибо за содержательный рассказ,- сказала ему журналистка, и при этом внизу экрана побежали титры: администрация телеканала извинялась за обилие ненормативной лексики в дневном эфире. Ведущая попыталась отойти от Щаранского к другому пострадавшему, однако он попытался вырвать у нее микрофон:
- Пи, пи, пи,- Щаранский снова пытался что-то сказать, но прямой эфир на этом прервался.
Барак Обама и Дэвид Петреус некоторое время стояли молча в полном изумлении. Первым из ступора вышел президент:
- Пожалуй, Лео прав насчет угрозы. Но теракт уже произошел. Поэтому нет смысла поднимать его,- мудро решил президент.
Дэвид Петреус тяжело вздохнул:
- К сожалению, это далеко еще не все, Барак Гусейнович,- и Дэвид Петреус приступил к подробному рассказу.

После того, как Шметрик вынужденно подорвал свой багаж с контролирующей спутник аппаратурой случилось сразу несколько событий: сержант Брейвик, ехавший в метро в районе Куинса, привел в действие адскую машинку, размещенную на своем теле, в результате чего прихватил с собой на тот свет десяток афроамериканцев, забрызгав остальных пассажиров своей кровью и содержимым желудка.
Капрал Дойл, напротив пришел в себя и осознал, что является ходячей миной и поспешил сдаться первому полицейскому. Он поднял руки, распахнул плащ, обнажив хитроумный механизм, состоящий из сплетения проводов и шашек Си-4. Полицейский сержант Тони Джонс, афроамериканец в молодости состоящий в «Черных пантерах» и до сих пор придерживающийся их взглядов, увидел как ему навстречу идет белый с поднятыми вверх руками, распахнутым плащем и весь обвешенный взрывчаткой, понял, что это его шанс, и, не без садистского удовольствия, разрядил свой кольт в голову капрала Дойла.
Русские студенты Мария Солонина и Виктор Павлов в этот момент находились в пятидесяти километрах от Вашингтона. Взрыв подействовал и на них: им внезапно захотелось посетить Гранд Каньон: они развернулись на первой же развязке и отправились в Аризону.

На двойной теракт рынки среагировали стремительным падением: в далеком Соликамске бизнесмен и по совместительству вор в законе Карпуша, с удовольствием зафиксировал прибыль со словами: «Лева как всегда не подвел!»

Лев Натаныч, в лохмотьях некогда бывшей его одеждой, бродил по пустому залу в поисках улик оставшихся после взрыва. Внезапно под его ногой что-то хрустнуло: он наступил на останки винчестера из ноутбука Шметрика. «Хоть что-то»- поднял его Щаранский и вышел на улицу. В этот момент к нему подъехал Чорный джип с синей мигалкой и кряколкой, разгонявший перед собой автомобили «скорой помощи», увозившие раненых. Дверь распахнулась впуская Щаранского внутрь и автомобиль снова понесся назад к городу по встречной полосе.
- Ужасно выглядишь, Лео,- сказал ему Дэвид Петреус,- Барак Гусейнович передает тебе привет. Мы видели твое интервью по телевидению. Содержательно.
- Это был Шметрик,- сказал Лев Натаныч и протянул Дэвиду Петреусу обгоревший винчестер,- но он от меня ушел.
- Печально все это, но президент согласился с моим предложением и уровень угрозы поднят до оранжевого. Вот теперь мы их поймаем. Кстати, в Нью-Йорке обезврежены два зомбишахида. Правда один подорвался, но другого мы честно застрелили.
- Значит, их осталось восемь,- задумчиво сказал Щаранский.- и еще машина со студентами. Кстати, а куда мы сейчас едем?
- Как куда?- изумился Дэвид Петреус,- тебе надо переодеться, а то похож на бомжа. Да и покушать надо,- Петреус лукаво подмигнул Щаранскому,- теперь мы можем и расслабиться: ловить террористов сейчас стало общенациональной задачей.
Хороший обед Щаранскому и в правду бы не помешал, а то он стал нервным после нескольких дней охоты за Шметриком. После второго стакана, Лев Натаныч стал приходить в благодушное состояние. Вместе с этим он вновь стал генерировать вопросы:
- А вот скажи, Дэйви, зачем Шметрик в Вашингтоне засветился?
Дэвид Петреус равнодушно пожал плечами:
- Аналитики разберутся и доложат. Отстань, Лео, со своим Шметриком. Мы свое дело сделали.
Но Щаранский не унимался.
- Нет Дэви, ты неправ. Не просто так он появился в Вашингтоне. Все это говорит о том, что свой теракт он планировал провести именно здесь. И находиться он должен был неподалеку, а не так как мы предполагали сначала, наблюдать издалека.
- Возможно ты и прав,- заинтересовался Дэвид Петреус,- получается, что Шметрик остался без своего багажа и не может управлять своей адской машинкой?
Щаранский с сомнением покачал головой.
- Может и так. А что если есть параллельный таймер и адские часы еще тикают?
Дэвид Петреус вжал голову в плечи от такой переспективы.
В тревожных ожиданиях прошло еще два дня.

Пара российских студентов: Мария Солонина и Виктор Павлов добрались до заветной цели. Над Гранд Каньоном всходило солнце. Красота явления просто завораживала. Они оставили машину на стоянке, а сами пошли по безлюдный в этот утренний час местности.
Внезапно в воздухе стало нарастать какое-то гудение, перешедшее в высокочастотный мощный гул. Студенты посмотрели в сторону своего автомобили: он затрясся и начал светиться со стороны багажника. Подавшись неизвестному наитию, студенты упали на землю и прикрыли голову руками. Буквально в следующее мгновение, прогремел сильный взрыв, сопровождающийся мощной вспышкой света. В радиусе тридцати километров от места взрыва разом вышли из строя все электроприборы. Выключились и чипы студентов и оставшихся восьмерых зомбошахидов, внезапно пришедших в себя.
Студенты потеряли сознание, а может и просто заснули, устав от многодневной гонки. Именно в таком состоянии их и нашел патруль национальной гвардии, приехавший на место взрыва.

Соломон Беркович плотный мужчина с копной черных волос без всяких проблем пересек границу с Мексикой на скромном автомобиле с невадскими номерами в районе Ногалеса и отправился на юг...

9-11.

Sep. 16th, 2011 10:06 am
rainbowwarrior: (Default)
В погоне за призраком.


Фармацевт сидел в машине и наблюдал за дорогой. Уже было сильно за полдень, когда мимо него промчалась машина с русскими студентами. Фармацевт подождал еще полчаса, но Шметрик так и не появился. Он решил вернуться назад к мотелю в котором они все ночевали накануне. По дороге его обогнали несколько пожарных машин, свернувших потом в сторону пустыни. В мотеле не было никаких следов Шметрика. Там же он узнал, что все трое выехали еще утром.
«Странно, - подумал про себя Фармацевт,- выписались утром, а проехали спустя восемь часов, хотя езды тут час на черепахе. Да если они были контейнерами, то почему вообще уехали, а не остались тут на съедение койотам?»
Он решил не ломать себе голову этими вопросами, а просто позвонить Карпуше и рассказать все как есть, пусть он сам парится с этими головоломками. В конце концов у него есть и свой бизнес, и так уже десять дней просто так мотается по стране.
Карпуша его внимательно выслушал, записал всю информацию по автомобилям Шметрика и студентов их описание, сухо поблагодарил и повесил трубку.

Была уже ночь, когда самолет директора ЦРУ приземлился на взлетно-посадочную полосу базы 51. От базы почти ничего не осталось, пожар был практически потушен, кое-где еще был виден дым. Вся территория базы была освещена переносными прожекторами, всюду шныряли эксперты в белых костюмах и респираторах.
К Дэвиду Петреусу подошел военный козырнул и передал предварительный отчет. Щаранский равнодушно смотрел на происходящее:
- Что пишут? – спросил он Петреуса.
- Пропало десять человек из персонала базы. Все коммуникации выведены из строя. Почти нет следов сопротивления. Спутник не обнаружен.
- Опередил нас Шметрик, Дэви,- покачал головой Щаранский.
Внезапно он остановился, нагнулся и поднял что-то с земли: в руках у него была пятирублевая русская монета:
- Тебе привет,- протянул он монету Петреусу.
Дэвид Петреус изумленно взял ее в руки и покрутил, совершенно не понимая что происходит. Тем временем Щаранский с любопытством рассматривал следы на земле. Время от времени он издавал какие-то звуки, похожие на изумление. Щаранский стал похож на собаку-ищейку:
- Смотри Дэйви, ты видишь? – Петреус ничего не видел кроме пыли.
- Чего ты там нашел?- спросил Петреус.
- Интересная картина получается,- начал объяснять Щаранский,- две пары ног в гражданском, одна пара явно женская и десять пар однозначно военных все проследовали на стоянку. А еще одна в самом конце покинула базу. Дэйви, узнай не пропал ли автотранспорт?
Петреус подозвал руководителя расследования и отдал ему соответствующее распоряжение.
- Давай, Дэйви, прокатимся до дороги,- предложил Щаранский и сел в джип.
Они ехали по пустыни, время от времени Щаранский выходил из машины и что-то рассматривал на земле. Так они доехали до перекрестка с восьмидесятым шоссе.
Щаранский долго ходил на стыке дорог, смотрел на право и на лево.
- Ну вот и все Дэйви,- наконец сказал он, - вот теперь все встало на вои места: шесть машин отправились на восток, одна на юг. Безусловно, на юг у нас поехал Шметрик. Так что сейчас он наверное в Лас-Вегасе, если конечно уже не улетел дальше. Гораздо важнее для нас другие шесть машин, которые поехали на восток. Вот их нам стоит опасаться.
Дэвид Петреус уважительно посмотрел на Щаранского.
- А что это у нас тут?- Лев Натаныч указал на придорожный мотель,- пошли кого-нибудь туда, Дэйви, пусть поспрошают. Наши гости явно должны были тут остановиться.
Дэвид Петреус по телефону отдал соответствующее распоряжение и стал ждать дальнейших указаний Щаранского. Однако Лев Натаныч потерял всякий интерес к расследованию.
- Слушай, Дэвид, может наш рабочий день закончился на сегодня?- спросил его Щаранский,- торопиться нам уже некуда. Давай перенесем нашу штаб-квартиру в Лас-Вегас, заодно и оторвемся в легкую?
Дэвид Петреус в сомнении покачал головой:
- Ну, ты что, Лео, а вдруг кто стуканет наверх, что мы с тобой вместо расследования в Лас-Вегасе куражились?- с испугом сказал Петреус,- я махом с должности слечу. Тут тебе не Россия.
- Тогда моя штаб-квартира будет вон в той забегаловке, в баре,- Щаранский ткнул пальцем в сторону светящейся вывески,- может что и разведую. Короче, встречаемся утром.
Дэвид Петреус запрыгнул в джип и машина, поднимая клубы пыли понеслась назад, в сторону базы.
Лев Натаныч побрел к мотелю, предвкушая спокойный вечер в компании с бутылочкой уиски.

Шметрик к вечеру добрался до Лас-Вегаса. В ближайшем прокате он сдал машину и пешком отправился селиться в ближайший мотель. Там он сбрил бороду и усы. Сжег паспорт – Изя Цимус прекратил свое существование. Незамеченным Шметрик покинул мотель и отправился в МГМ-Грант, где поселился под именем Соломона Берковича, гражданина США.

Щаранский уютно устроился в мотеле с бутылкой уиски, попутно болтая с хозяином о том о сем. Спустя час он у знал об аварии с русскими, едущими на двух машинах, случившейся неподалеку, после которой они ненадолго, пока машины были в ремонте, стали постояльцами этого мотеля. Это была молодая пара и лысый грузный мужчина в возрасте, все трое съехали сегодня утром. Больше ничего особенного бармен припомнить не смог. Щаранский немного подумал, подгоняя мысли свежей порцией уиски, и наконец решил позвонить Карпуше:
- Добрый день, Карп Фролыч,- начал он,- как ваши дела?
- Дела у прокурора, а у меня делишки,- отшутился Карпуша,- рад тебя слышать. Давно жду твоего звонка. Как твое ничего?
- Собственно, поэтому и звоню. Дела тут развиваются самым неприятным образом.
- Думаешь, грядет новое одиннадцатое сентября?- прочитал его мысли Карпуша.
- Возможно, очень даже возможно,- не мог не согласиться Лев Натаныч.
- Классный инсайд, Лева, будем играть на понижение значит,- удовлетворенно сказал Карпуша,- Слушай, что мне известно: десять дней назад Шметрик под именем Израэль Цимус прилетел из Тель-Авива в Ньюарк на самолете авиакомпании Эль-Аль. В аэропорту он следил за парой студентов, которые взяли машину на прокат и поехали через всю страну в Калифорнию, а затем обратно через Неваду. Мой человек тоже проследовал за ними. Всю дорогу Шметрик держался на удалении от студентов. Но в Неваде в какой-то глуши, он внезапно инсценировал аварию и позднее сошелся с русскими студентами. Они остановились в каком-то мотеле в пустыне. Мой человек слегка его прошмонал, но ничего подозрительного не нашел. Обратных билетов он тоже не видел. Сегодня утром он отъехал немного вперед, чтоб не запалиться и стал ждать Шметрика и компанию. Вечером проехали студенты, но Шметрик так и не появлялся. Мой человек узнал, что все они выписались еще утром. Короче есть подозрительная задержка порядка восьми часов между выпиской из мотеля и тем моментом, когда студенты миновали моего человека. Вообщем, Шметрика потеряли.
Карпуша дал Щаранскому номера машин студентов и Шметрика.
- А твой человек не может проследить за студентами?- с надеждой спросил Щаранский.
- Нет,- ответил Карпуша,- он вышел из дела. Звони, если что. Если у меня будет какая информация, то я сам позвоню.

Утром Лев Натаныч вновь встретился с Дэвидом Петреусом. Вид у него был понурый- расследование топталось на месте, да и из Белого Дома звонили и стучали кулаком.
- Ох, Лео, ну и головняк!- жаловался Петреус, отхлебывая свой утренний кофе из чашки в придорожном мотеле, - как все это напрягает. Да еще и Вашингтон давит. Где нам сейчас искать Шметрика.
Лев Натаныч пожал плечами:
- А надо ли нам его искать?- задал он риторический вопрос,- может есть смысл сосредоточиться на поисках этих двенадцати человек в первую очередь. Тот факт, что Шметрик не поехал вместе с ними говорит о том, что эта компания потенциально опасна. Я понимаю его естественное желание в момент теракта оказаться от него как можно дальше. Кстати, здесь его зовут Израэль Цимус. Пробей информацию о нем.
Дэвид Петреус вновь изумленно посмотрел на Щаранского и отдал соответствующее распоряжение своим помощникам. Щаранский передал номера машин Шметрика и студентов помощникам Петреуса. Все оживились внезапной удаче.
- Рано радуетесь, -остудил их пыл Щаранский.
- А что, Дэви, может есть смысл тряхнуть твоего информатора в Москве?
Дэвид Петреус как-то странно посмотрел на Щаранского.
- Боюсь это будет сделать не возможно. Информатор высокопоставленный функционер Борис Козлов.
- А Козлов. Старый подельник Шметрика еще по фильтрам. Крысы стучат друг на друга,- недобро усмехнулся Щаранский,- интересно чего он испугался, что тут же побежал стучать вам? Впрочем, этот дурак точно ничего не знает. Сто пудов, Шметрик его использовал в темную.
К этому моменту подоспел целый ряд донесений. Ученые разгадали загадку чипа, найденного под кожей Петрова. Лев Натаныч выслушал информацию и сказал:
- Дай им задание Дэйви, пусть ищут все возможности подавления этого чипа. Скорее всего, те двенадцать человек то же носители таких чипов. Это живые бомбы Дэвид,- сказал он Петреусу.
Затем пришла информация по Израэлю Цимусу: стало известно, что он сдал машину в Лас-Вегасе и поселился в мотеле в пригороде. Спецназ ворвался в номер, но он был пуст: Шметрик опять ускользнул.
Потом пришла информация, что в Солт-Лейк-Сити нашли все пять машин, уехавших с базы накануне. Поиски машины с русскими студентами пока ничего не дали.
Щаранский задумался:
- Знаешь, Дэви, - сказал он после паузы,- думаю надо обо всем оповестить население.
- Да ты что,- замахал руками Дэвид Петреус,- это означает расписаться в собственном бессилии. Да и вообще, это прерогатива президента.
- Вот и предложи ему это Дэвид,- сказал Щаранский,- поехали, что ли из этого унылого места. Надоела мне пустыня за эти дни.
Не мешкая, они собрались и отправились на базу, где их ждал самолет и обратный путь в Вашингтон.

Шметрик пару дней поиграл в казино, впрочем, без всякого азарта. Мысль о предстоящих событиях захватила его целиком.
К его большому сожалению, спутник был поврежден в гораздо большей степени. Это означало, что для управления им оператор должен был находиться на удалении нескольких километров от него. Пока все двигались по программе, но впереди был очередной завершающий этап.
Для его исполнения, спустя два дня Шметрик, он же Соломон Беркович, вылетел в Вашингтон.

9-11.

Sep. 15th, 2011 11:30 am
rainbowwarrior: (Default)
Рубикон перейден.

Шметрик вернулся в свой номер в прекрасном расположении духа: первые два бойца его новой армии были подготовлены к началу выполнения миссии. Внезапно он остановился: чутье ему подсказывало, что в номере кто-то побывал: все расставленные им маркеры были сдвинуты.
«Кто бы это мог быть?»- задумался Шметрик. Но так как ничего не пропало и нового не появилось, то он решил, что это кто-то из местных прошмонал его вещи на предмет наживы. До сих пор он не заметил никакой слежки и другой заинтересованности спецслужб. «Впрочем, Рубикон уже перейден,- отмахнулся он от дурных мыслей,- теперь либо грудь в крестах, либо голова в кустах. Хотя возможны варианты» С такими мыслями Шметрик отправился ко сну: следующий день предстоял трудным.

Лев Натаныч с Дэвидом Петреусом успели добраться до Вашингтона, как поступило донесение, что в результате обследования в шее Петрова- Шметрика был обнаружен странный чип. Его извлекли и приступили к изучению. При беглом осмотре было ясно, что чип находится в неактивном состоянии: видимо элемент питания разрядился.
Дэвид Петреус и Лев Натаныч многозначительно посмотрели друг на друга:
- Теперь окончательно ясно, что Петров это ни разу не Шметрик,- подвел итог Щаранский.
Пэтреус согласно кивнул головой.
- Василич хороший мужик, ты должен взять его под защиту,- обратился Щаранский к Пэтреусу,- он подходит под программу защиты свидетелей.
- Ладно, Лео, мы что-нибудь для него придумаем,- согласился Дэвид Петреус,- однако угроза становится все более реальной. У тебя есть какие-нибудь мысли?
- Мыслей нет. Есть вопросы,- ответил Щаранский.
- Тоже хорошо,- согласно кивнул Петреус,- задавай, вместе подумаем.
- Для начала, хорошо было бы понять, что заставило приехать Шметрика именно сюда?
Дэвид Петреус задумался на какое-то время, потом отвел взгляд от Щаранского и произнес:
- Знаешь, Лео, - он сделал небольшую паузу,- ты не все знаешь.
Щаранский с любопытством поглядел на Петреуса:
- Так, Дэйви, ты от меня что-то скрыл?
- Это государственный секрет, Лео. Это не моя прихоть,- начал оправдываться Дэвид Петреус.
- Государственный секрет, государственный секрет,- передразнил его Щаранский,- жизнь вас ничему не учит. Вы со своими секретами уже один раз просрали одиннадцатое сентября, когда вас атаковали арабские колхозники. Колись давай или я выхожу из дела.
- Ладно, Лео, не сердись,- примирительно сказал Петреус,- короче мы захватили один из спутников Шметрика.
- Что?- изумился Щаранский,- и где он сейчас?
- На секретной базе в Неваде. Мы хотим изучить его. Изучить технологии Шметрика.
Щаранский задумался на какое-то время:
- Не, я так не могу. Время ланча, да и нам, русским нужен активатор мозговой деятельности. Давай остановимся в каком-нибудь кабаке.
Дэвид Петреус глубоко вздохнул: он понял, что его сегодняшний день имеет все шансы закончиться так же как и предыдущий: «Нужно просить прибавку к жалованью за вредность»- промелькнула мысль в его голове.
Ближайшим по пути следования оказался суши-бар с говорящим названием «Харакири», к удивлению Дэвида Петреуса и совершенно к неудивлению Льва Натаныча, держали его вовсе не японцы, а армяне.
- Сакэ, два по пятьсот, селедки и еще чего-нибудь поесть, там салатик какой-нибудь. Да, водку лучше холодную,- сделал заказ Лев Натаныч,- встряхнуть, но не взбалтывать.
Официантка, сильно похожая на Лию Ахеджакову, кивнула головой, приняв заказ.
Щаранский и Дэвид Петреус прошли в глубину зала. Посетителей было немного, поэтому их разговор в полголоса никто не мог слышать.
Лев Натаныч сделал большой глоток сакэ, заел ролом обмазанным большим куском вассаби:
- Смотри Дэвид, Шметрик приехал в штаты. Значит он знает, что спутник у вас. Вопрос: откуда? Ответ: какая разница. Но факт остается фактом: Шметрик как-то узнал, что спутник есть и что спутник здесь. Правильно?
Это был конечно риторический вопрос, больше похожий на тост и утверждение. Дэвид Петреус был сражен силой мысли Щаранского наповал и машинально опорожнил стакан сакэ, хотя пить не собирался.
- Красиво излагаешь, Лео,- сказал он, закусив копченым угрем.
- Давай дальше,- занюхал лимон Лев Натаныч,- выходит у спутника есть еще и боевое применение в наземных условиях, раз за ним приехал Шметрик. Спутник большой, его отсюда не переправить, а значит теракт он наметил здесь, на территории США.
У Дэвида Петреуса зашевились волосы на голове от осознания этой мысли. Лев Натаныч тем временем, наполнил стаканы новой порцией.
- Лео, это катастрофа!- воскликнул Дэвид Петреус,- и где нам искать Шметрика сейчас?
Лев Натаныч протянул свой стакан. Они чокнулись, выпили и закусили. Щаранский по-отечиски похлопал Дэвида Петреуса по плечу:
- Элементарно, Ватсон. Поймаем Шметрика на наживку. А наживкой будет спутник. Там где спутник, там непременно появится Шметрик рано или поздно!
Дэвид Петреус посмотрел на Щаранского такими глазами, как-будто это был сошедший с неба Христос, нечаянно помочившийся ему на ботинок:
- Ну, ты и голова, Лео! Я всегда жалел, что ты у нас не работаешь. Но эта руссофобка, Хиллари. Ведь ты же знаешь, Лео, я всегда только «за».
Они еще немного посидели, но продолжения не получилось: Дэвид Петреус был как на иголках. Ему не терпелось приступить к действиям, тем более сейчас, когда ситуация стала для него намного понятнее.

Колонна из двух машин ехала в сторону базы 51, поднимая столб пыли, совершенно не скрываясь. Охрана базы заметила подозрительных гостей и навстречу им выехал джип с четырьмя хорошо вооруженными морскими пехотинцами.
Военный джип преградил дорого машинам. Из одной из них вышел мужчина… Столб поднятой пыли на какое-то время скрыл происходящее от наблюдателей. Когда пыль рассеялась, все три машины подъезжали к воротам базы. Морские пехотинцы открыли огонь по охране и пошли на таран ворот. Внезапно на охрану навалилась апатия и сильная головная боль. Еще через пятнадцать минут полностью прервалась связь базы с внешним миром.

Щаранский расстался с Дэвидом Петреусом и отправился в аэропорт имени Даллеса, предвкушая предстоящий вечер, который он собирался провести в «Матрешке» в компании «Батьки Луки». Лев Натаныч взял билет до Нью-Йорка и уже отправился на регистрацию на рейс, когда его задержали и доставили к начальнику охраны аэропорта.
Начальник аэропорта смотрел на него в изумлении и молча протянул телефонную трубку- на том конце был Дэвид Петреус, он был сильно возбужден:
- Лео.- его голос срывался,- с базой пропала связь. Что делать, Лео?
- Погоди паниковать Дэви, давай сперва разберись, что к чему.
- Лео, никуда не улетай пока,- Дэвид Петреус стал успокаиваться, услышав уверенный голос Щаранского,- сейчас я все организую и мы вылетим в Неваду.
Щаранский вздохнул:
- Окей, найдешь меня в баре.
Начальник охраны вытянулся во фронт и отдал честь выходящему из кабинета Щаранскому:
- Кто это?- спросил начальника охраны его заместитель
- Не знаю. Но звонил ему директор ЦРУ.

Шметрик осмотрел свою армию зомбошахидов. Из числа служащих он выбрал десять самых внушаемых и установил им чипы с прошитой задачей.
Спутник он тоже нашел довольно быстро. Поврежден он был не сильно: нужно было восстановить внешний излучатель и подключить питание. На все работы ушло не более полутора часов. Еще через пятнадцать минут машина с русскими студентами и приведенным в боевое состояние спутником, покинула территорию базы в направлении восьмидесятого шоссе. За ней последовали еще пять машин в каждой из которых сидело по два зомбошахида.
Шметрик остался один. Он посмотрел на территорию базы, сильно напоминавшую поле боя: второй этап операции прошел успешно, теперь никто не сможет остановить его адскую машинку. На ковбойский манер, он зажег спичку о подошву ботинка и запалил бикфордов шнур. Не оборачиваясь, он сел в свой джип, нажал на газ и отправился в сторону Лас Вегаса- наконец он мог позволить себе расслабиться.
Он отъехал буквально на километр, когда сзади прогремел сильный взрыв: над базой поднялся столб густого черного дыма, относимый ветром в глубь пустыни:
«Асталависта, бэби!»- сказал Шметрик и помохал рукой дымовому столбу.

9-11.

Sep. 14th, 2011 10:04 am
rainbowwarrior: (Default)
Загадки во тьме.

Путешествие продолжалось уже восьмой день. Шметрик ехал за студентами, а они непринужденно радовались путешествию по Америке. Индикатор ожил уже на третий день и показания его росли постоянно: цель путешествия становилась все ближе и ближе.
Колонна из трех автомобилей, преследовавших друг друга, ехала по 80 шоссе в районе Ловлока, когда индикатор показал пиковое значение, возле неприметного поворота дороги на север, в глубь пустыни Блэк-Рок.
«Это здесь»- Шметрик даже заволновался. Он осознал, что детального плана у него на этот случай не было. Пришлось импровизировать. Он резко нажал на газ, и стал догонять машину с ничего не подозревающими студентами. Через мгновение он врезался им в багажник и всем пришлось остановиться.
- Ты что, бабай, охуел в натуре,- Виктор выскочил из машины и стал по-русски материть Шметрика, со всем не подозревая, что он то же русский.
- Ой, простите молодые люди,- начал извиняться Шметрик. Виктор смутился, узнав что перед ним бывший соотечественник.
Фармацевт вынужден был проехать мимо до ближайшей заправки и оттуда наблюдать за развивающимися событиями.
Как раз недалеко от этого места был мотель и автосервис, куда и доставили автомобили на ремонт. Фармацевт тоже снял номер в этом же мотеле и стал наблюдать за происходящим. Контакт Шметрика со студентами явился для него полной неожиданностью.
«Странная игра»- сказал себе Фармацевт, наблюдая за тем, как Шметрик вьется вокруг студентов. Вечером он улучил возможность и проник в номер Шметрика, где произвел довольно тщательный обыск.
Обыск ничего не дал, Фармацевту только удалось установить, что Шметрика сейчас звали Израэлем Цимусом. Фармацевт усмехнулся и положил паспорт назад, не заметив выпавший неприметный волосок, заложенный между страницами паспорта.
Фармацевт вышел из номера и отправился к себе. Он налил стакан уиски, закурил сигарету и начал раздумывать над ситуацией. Но мысли не шли и он решил просто позвонить Карпуше.
- Привет, это я,- начал Фармацевт.
- Привет. Как дела?- спросил Карпуша.
- Черт его знает. Клиент въехал в жопу студентам. Видимо совершенно преднамеренно и мы остановились в каких-то ебенях в Неваде. Но совсем не в Лас Вегасе.
- Чем клиент занят?
- Любезничает со студентами. Я его малеха пошмонал, но ничего полезного не нашел. Да, он здесь по паспорту Изя Цимус из Израиля.
- Изя Цимус,- протянул Карпуша,- это хорошо. А что ему надо? Ты с этим разобрался?
- Нет,- ответил Фармацевт,- но авария была не случайно. Я сам все видел.
- Думаю, тебе не стоит там долго светиться,- помолчав сказал Карпуша, - разведай там, что к чему насчет их машин и отъедь маленько вперед. Потом перехватишь их. Когда дальше поедут. И это, машину поменяй, на всякий случай.
Карпуша повесил трубку.
Фармацевт налил себе еще один стакан и решил проехать вперед до Ловлока следующим утром. Сквозь задернутые шторы, он наблюдал как студенты и их новый знакомый Шметрик, загруженные сумками с бухлом и жрачкой, втроем зашли в номер студентов.
Фармацевт лег спать.
С первыми лучами солнца он встал и посмотрел на окна номеров Шметрика и студентов: все было тихо и безмятежно.
Фармацевт сел в машину и отправился в Ловлок.

Лев Натаныч с Дэвидом Петреусом уже к концу дня были в Гуантанамо. Заключенные прогуливались под вечерним легким тропическим бризом. Щаранский издалека посмотрел на Шметрика: это был именно он, ошибиться было невозможно.
- Давай приступим,- сказал он Петреусу,- чего тянуть-то. Заодно и поужинаем.
Они прошли в комнату для допросов, где все уже было приготовлено: стол был сервирован по высшему разряду.
Буквально через минуту привели заключенного. Он был без наручников, по просьбе Щаранского.

Иван Васильевич вошел в комнату для допросов в совершенно будничном настроении. Он конечно был удивлен, что с него сняли наручники, хотя с другой стороны вечерних допросов он не припомнил. Однако, его удивлению не было предела: вместо допроса его ждал шикарно сервированный стол.
Центральное место на столе занимала здоровая трехлитровая бутыль самогона «Батька Лука», вокруг нее стояла судна наполненные малосольными огурчиками, солеными груздями, квашенной капустой с выложенным узором из маринованных помидор, черной икрой, отварной осетриной и прозрачными, небольшими кусочками настоящего украинского копченого сала и конечно же горка ароматного настоящего русского черного хлеба. У Ивана Васильевича закружилась голова от вида такого изобилия родных, но уже забытых продуктов.
За столом сидели два мужчины. Один, бородатый, почему-то показался Ивану Васильевичу знакомым. Мужчина, показавшийся знакомым, встал и широким жестом пригласил Петрова к столу, протягивая ему налитый с горочкой стакан самогона:
- Щаранский Лев Натанович,- представился он.
Иван Васильевич взял стакан и представился в ответ:
- Петров Иван Васильевич.
- Значит за знакомство,- Щаранский улыбнулся широкой искренней улыбкой, - а это Давид Петреус, почти Петров, свой человек.
Все трое чокнулись и выпили по первому стакану. Петров отправил в догонку за самогоном внушительную щепоть квашенной капусты, соленый груздь и кусок черного ржаного хлеба с двумя кусками сала поверх.
Лев Натаныч закусил ложкой черной икры и кусочком осетра и стал пристально наблюдать за Иваном Васильевичем. Только сейчас он обратил внимание на его руки. Эти руки явно не принадлежали псевдо-ученому, мастерски умевшему превращать любое дерьмо в бюджетные деньги. Это были руки простого рабочего человека.
После первого стакана Петров осмелел, подумав, что такой вечер может еще не скоро выдаться вновь; он решил взять инициативу в свои руки и наполнил всем еще по одному стакану:
- Между первой и второй, перерывчик небольшой,- сказал он и не дожидаясь остальных залпом выпил свой стакан. Впрочем Щаранский от него отставал не сильно.
Щаранский решил воспользоваться ситуацией и вытянуть по-больше информации:
- Слышь, Василич,- начал издалека Щаранский,- а ты помнишь, как тут оказался?
Иван Василич помотал головой, налил себе еще полстакана, выпил и закусил грибом:
- Конечно помню. Проснулся тут: благодать, ветер с моря, тепло, форма чистенькая и меняют часто. Не то что у нас на вагоностроительном.
Они налили еще по стакану:
- Хорошо сидим,- сказал Василич и выпил залпом свой стакан, скосив взгляд на икру.
- Не стесняйся, - подвинул плошку с икрой к нему Лев Натаныч,- Госдеп угощает.
Василич толсто намазал бутерброд черной икрой и с нескрываемым удовольствием съел его:
- С хрущевских времен черной икры не ел.
Щаранский согласно кивнул головой.
- Значит ты проснулся прямо тут. А что до этого было, не помнишь? Как засыпал-то?
Петров задумался:
- Помню бутылку с мужиками в гараже даванули. Потом домой пошел. Потом не помню. А потом тут проснулся и все меня про какого-то Шметрика расспрашивают.
Лев Натаныч с Василичем разлили еще по одной и продолжили разговор за жизнь: Дэвид Петреус спал в углу, не выдержав такой алкогольной гонки.
Спустя два часа задушевной беседы Лев Натаныч уже знал наизусть всю биографию Ивана Василича: жена его не пережила потерю сбережений в дефолт 97 года, дети давно разбежались по свету и не интересовались его судьбой, так что он был полным сиротой, если его так можно было назвать.
К концу третьего литра Лев Натаныч был окончательно убежден, что перед ним никакой не Шметрик, а простой работяга, бывший слесарь, Иван Васильевич Петров из Усть-Катавска.
«Умно гад придумал»- подумал Щаранский, вспоминая настоящего Шметрика.
- А давай споем,- вернул его на землю Василич,- С чего начинается Родина…
Заунывное пение, в перемешку с пьяными всхлипами, наполнило корпус для особоопасных преступников Гуантанамо: на следующее утро трое террористов подозреваемых в причастности к Аль-Каиде внезапно, добровольно дали признательные показания.

Дэвид Петреус пришел в себя в той же комнате пропитанной запахом перегара, самогона и кислых соленостей. Во рту он ощутил тяжелый омерзительный привкус. Голова кружилась, к тому же он ничего не помнил, что было накануне.
Щаранский весело посмотрел на него, понимающе кивнул головой и протянул ему его же фляжку:
- Вот глотни, сразу легче станет, -сказал Щаранский.
Первый глоток дался Петреусу очень тяжело, содержимое желудка стремительным домкратом устремилось на волю.
- Давай залпом до дна, будь мужиком,- подбадривал его Щаранский.
Через пару минут Петреусу стало совсем хорошо. Хорошо на столько, что он начал подумывать, а не продолжить ли вчерашний допрос сегодня.
Щаранский как-будто снова прочитал его мысли:
- Но у нас вчера все кончилось. И вправду крепкий орешек попался.
Дэвид Петреус как-то сник, но вспомнил, что в вертолете у него есть бутылка бурбона и вновь оживился:
- Ну что скажешь, Лео? Какое твое заключение?
- Это явно не Шметрик. Хотя так похож, чертяка. Где-то он нас раскусил и подсунул фуфло. Так что делать нам тут больше нечего. Хотя для меня остается загадкой такой большой провал в памяти Василича. Что-то тут не чисто. Может его на обследование какое отправить?- предложил он Дэвиду Петреусу.
Генерал согласился и засобирался на свежий воздух:
- Пойдем, Лео. Нам здесь делать больше нечего.
Щаранский и Петреус пошли на вертолетную площадку в сопровождении начальника тюрьмы, записывающие распоряжения директора ЦРУ.
Вертолет загудел и взмыл в небо, взяв курс на Флориду

Profile

rainbowwarrior: (Default)
rainbowwarrior

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 07:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios