rainbowwarrior: (Default)
А ведь сегодня у путина был прекрасный шанс взять инициативу в свои руки.
Он мог просто тупо забанить (хотя бы временно) этот тупой противомитинговый закон.
Тем самым он бы сыграл в доброго царя, против плохих бояр и зажравшегося офисного планктона. Снял бы все возможные сливки!

Но не судьба. Вместо этого понес по зомбоящику всякую хуйню про Англию...

Я конечно понимаю, что ему происходящее глубоко похуй. Но я бы так не смог...
rainbowwarrior: (Default)
ДА ИЛИ НЕТ!

В комнате царил полумрак и пахло неизвестными благовониями. Атмосфера его несколько настораживала, но это был его уже далеко не первый визит. Гадалка появилась, как всегда, эффектно, словно из ниоткуда и пристально посмотрела на него:
- Что желает знать мой господин?- голос его был глубокий и томный, и задевал какие-то незаметные струны в его душе.
Его голос предательски дрогнул:
- В будущее мое загляни! Весной!
Гадалка тряхнула серебряным колокольчиком, наполнившим приятным звоном комнату.
Вошла помощница и принесла пестрого петуха. Гадалка взяла его на руки и резко опрокинула. Петух даже не успел ничего понять. В ее руке блеснуло серебристое лезвие.
Он, инстинктивно вжал голову в плечи.
«Куда ФСО смотрело?»- мелькнула мысль в его голове.
Гадалка заметила его бледность и слегка улыбнулась.
Кровь петуха наполнила специально приготовленную пиалку.
Помощница унесла безжизненную тушку птицы, стараясь не привлекать к себе особого внимания.
Он заворожено следил за происходящим: гадалка делала пассы руками и нашептывала какие-то заклинания.
Внезапно на столе вспыхнула черная свеча. Ее горение сопровождалось характерным треском. Гадалка повысила свой голос. Пламя свечи стало дрожать.
Гадалка взяла свечу и начала водить ею над пиалкой, наполненной петушиной кровью.
Воск капал в кровь и приобретал причудливые формы.
- Смотри!- призывно произнесла гадалка.
Он стал внимательно вглядываться в восковые рисунки.
- Что ты видишь?- спросила гадалка.
- Вижу лицо, как-будто знакомое,- он был полностью поглощен происходящим,- вижу что-то,- он с трудом мог успевать за своими видениями,- животное или птица… нет это бабочка!
Свеча внезапно сильно затрещала и погасла. Видения прекратились.
Он снова вернулся к реальности, но чувствовал себя гораздо легче, чем перед сеансом.
- Бойся предателя в ближнем круге и летающего транспорта!- подытожила его видения гадалка.

Зима не торопилась захватывать Москву: приближалось рождество. А снега так и не было.
Щаранский вот уже несколько дней ходил по городу, вживаясь в роль корреспондента. Он разглядывал прохожих в метро и на улицах, пытаясь понять всю глубину их революционного настроя. Еще в самолете он для себя решил, что надо сперва выработать четкий план и приступить к его реализации, а не плыть по течению событий, как все последние разы.
Вот и сейчас он сидел в спорт-баре и смотрел на происходящие на Сахарова на большом экране, потягивая местное димедрольное пиво сквозь кокетливую соломинку.
- Видал, как мы путяру натягиваем!- обратился к нему совершенно незнакомый завсегдатай этого заведения, потрепанного вида,- власть вот вот падет к нашим ногам! Но мы ее тавос!- он крепко сжал кулак и потряс им перед носом Щаранского,- так-то, лягушатник!
Алкаш без спроса взял только что начатую кружку Щаранского и стал нагло заливать ее в свое нутро. Не допив, он поставил ее назад перед Щаранским и нагло осклабился:
- Что сука? Не нравится, либераст?
Щаранский не стал потворствовать воинствующему быдлу и просто плюнул в кружку и протянул ее хаму:
- Угощайся,- он встал, положил на стойку тысячерублевую купюру и вышел на улицу, решив потолкаться среди митингующих.
Свежий декабрьский воздух бодрил. Редкие снежинки, падающие с неба таяли, едва коснувшись лица.
На входе на митинг была громадная очередь, значительно превышающее число митингующих. Лев Натаныч оторопел: в толпе сновали какие-то молодые люди, предлагавшие за умеренную плату пройти через милицейский кордон, минуя очередь. Щаранский решил воспользоваться своим корреспондентским удостоверением и успешно пробрался за заграждение.
Проспект был плотненько набит народом, но пробраться в перед было все-таки возможно, чем он и воспользовался. Народ был очень культурный: «простите, извините»- было слышно со всех сторон. «Какие приличные люди,»- не мог не ометить про себя Щаранский это обстоятельство. Наконец он решил остановиться возле парочки хипстеров.
- Простите, здесь свободно?- вежливо поинтересовался Лев Натаныч.
- Да, конечно, конечно,- хипстер- мужчина сделал шаг в сторону, уступая место Щаранскому.
- Большое спасибо,- Лев Натаныч галантно, приподнял шляпу. « как-будто в Матрешке»- отметил он про себя,- «Вот она Россия, которую мы потеряли»- вторая мысль была грустнее предыдущей.
Удобно устроившись, он решил пристальнее приглядеться к своим соседям. Это была парочка хипстеров обоего пола вооруженных айпадами и айфонами. На ногах у них были одеты модные угги, что сразу разрушало все малейшие сомнения в их продвинутости.
Девушка хипстер что-то твитела в твиттер со своего айфона, время от времени поднимая его над толпой и делая снимки. Молодой человек что-то мудрил над своим айпадом, Щаранский, опытным взглядом, опознал графики биржевых котировок.
- Йес!- молодой человек сделал победный жест рукой,- дорогая, мы только что стали богаче еще на двадцать тысяч долларов.
- Полно, дорогой, отвлекать по таким мелочам, не видешь, я митингую.
- Ой прости,- извинился молодой человек, - что будем делать после митинга?
- Может на Гоа? – спросила его подруга.
- Пожалуй,- согласился молодой человек,- в Европе сейчас так промозгло.
Он повернулся к Щаранскому и прояснил:
- Вы знаете, мы только что с похорон Вацлава Гавела. Хотели задержаться в Чехии еще, но решили сходить на этот митинг. Да и погода там сейчас.
- Но в этой стране, все как всегда,- вмешалась в разговор девушка,- вот купили билеты в ВИП- зону, а сами стоим тут,- она красноречиво обвела взглядом вокруг.
- Как интересно,- решил поддержать разговор Лев Натаныч, - и что вы обо всем этом думаете?
- Мы только за,- высказал свое мнение молодой человек.
- Митинги сейчас в тренде,- девушка была более многословной,- мы всегда в теме.
- И с народом,- поддержал ее парень,- хотя жалко денег потраченных на билеты,- вздохнул он.
- Ты что?- она дернула парня за рукав,- не жалей! Деньги пойдут на революцию.
- Революция это круто!- подхватил ее парень,- я бы поучавствовал в штурме чего-нибудь. Адреналин.
Он не договорил, со сцены стали доноситься истеричные крики:
- Да или нет?- кричал неизвестный оратор.
Толпа громка кричала «Да», но кто-то, видимо не слышивший вопроса или просто неуловивший суть робко кричал «нет».
По рядам прошел мерный гул: «Слышал? Он призывает идти штурмом на кремль прям сейчас?» - говорили люди друг другу. Щаранский не мог не заметить испуга, мелькавшего в глазах говоривших. «Видимо, еще рано»- отметил он про себя это обстоятельство.

Недалеко от проспекта, на котором шел митинг, в переулке, остановился черный тонированный представительский Мерседес без мигалки. Заднее стекло опустилось и пассажир, сидевший в глубине салона стал прислушиваться к шуму толпы и речам. Он явно был доволен происходящим: глаза поблескивали из под очков в золотой оправе, он что-то напевал себе под нос и как на рояле, играл на спинке сиденья водителя. Это был бывший министр финансов Мудрин.
- Привет, Иваныч,- от радости он решился позвонить Мечину,- как тебе митинг?
- Привет,- голос Мечина был усталым,- а что там с митингом?
- Да все путем! Лодка раскачивается не на шутку.
- Я ж тебе говорил, Леонидыч, что все под контролем. Никуда он от нас не денется.
- Ты прав, Иваныч,- согласился Мудрин,- триумфа ждать осталось совсем недолго.
- Лишь бы не переборщить,- Мечин был не расположен к радости, в отличии от Мудрина,- прости Леонидыч, херова мне что-то. Перебрал вчера, что-ли…
- Ладно, поправляйся, брателло,- Мудрин отключил аппарат и сунул его в карман.
Мерседес постоял еще немного, затем тронулся и исчез в глубине городских джунглей.
rainbowwarrior: (Default)
Премьер традиционно опаздывал. Приглашенные переговорщики от оппозиции в составе трех человек, эксминистр финансов, претендующий на роль посредника, пресс-секретарь премьера- клон бывшего председателя Госдумы, только другого цвета, приглашенные журналисты под бдительным взором охраны, слонялись из угла в угол.
Первым не выдержал миноритарный лойер Обвальный. Он выдвинул стул и уселся.
Начальник охраны подбежал к нему и начал шипеть:
- Так нельзя! Немедленно встаньте! По протоколу никому нельзя сидеть, до появления Владим Владимирыча!
- Пошел на хуй, халдей,- равнодушно сплюнул на пол Обвальный,- я не подаю.
Начальник охраны пожал плечами, вытер плевок с пола рукавом пиджака и решил оставить лойера в покое от греха подальше.
Присутствующие помялись еще минут двадцать с ноги на ногу, но тоже решили в итоге рассесться по местам, под неодобрительными взглядами охраны.
Премьер опоздал на три часа. И, стремительным домкратом, вошел в зал и занял председательствующее место.
При его появлении все вскочили со своих мест. Не поднялся только лойер Обвальный, а плейбой, с характерной фамилией, Артемий Троцкий, одетый в костюм презерватив, предпринял несколько попыток оторвать задницу от стула, но все же усидел, под грозным взглядом Обвального.
Однако третий переговорщик фото-блогер Рустем «Иной» Агдамов встал, как и все, на всякий случай.
Обвальный красноричиво посмотрел на часы. Премьер перехватил его взгляд:
- Пробки,- развел он руками,- никак не получается найти нормального городничего для этого города. Всем здравствуйте! Прошу садиться.
В зале возник небольшой шум, пока все рассаживались по местам и операторы активировали свою фото-видео аппаратуру.
Вперед выступил пресс-секретарь «желтый Козлов», как его про себя назвал Обвальный.
- Сегодняшняя наша встреча посвящена недавно прошедшим митингам «За честные выборы». У нас присутствуют представители митингующих. Кандидат в президенты ответит на их вопросы и задаст свои.
Раздались щелчки фотокамер, пресс-секретарь выдал голливудскую улыбку.
- Давайте начнем,- премьер посмотрел на часы,- у меня есть минут тридцать, мне еще на правительственный корпоратив попасть надо.
- Приезжать надо вовремя,- громко прокомментировал его слова Обвальный.
Премьер их как-бы не услышал.
- Владим Владимирыч, для тех кто, вдруг не в курсе, президент России, для тех, кто еще сомневается.
- Рустем «Иной», просто фотограф,- представился Агдамов.
- Тема, но не тот Тема, который Тема, ну вы все в курсе,- Троцкий явно сам уже стал путаться, но зал одобрительно загудел. Троцкий посмотрел на премьера и понял, что он в отличии от остальных присутствующих не понял ничего,- Артемий Троцкий плейбой.
- Прошу прощения, Артемий, в смысле не тот Тема,- вкрадчиво обратился к нему премьер,- а чего это вы нацепили костюм для химзащиты? Боитесь, что вас тут отравят?
- Это презерватив! Символ протеста!
- Ладно в обезьяну не нарядился,- вмешался пресс-секретарь премьера.
- И то хорошо,- одобрил премьер,- ну, а Вы кто?- обратился премьер к последнему гостю.
- Я Лехаим Обвальный,- гордо сказал Обвальный,- лойер и не побоюсь этого слова, следующий легитимный российский президент!
- Вот как?- премьер несколько удивился,- коллега значит.
Премьер посмотрел в папку, лежащую на столе, подвигал какими-то листочками.
- Значит, после выборов, на которых партия жуликов и воров, простите оговорился, «Единая Россия»…
- А оговорочка то по Фрейду,- опять прокомментировал его слова Обвальный.
Премьер посмотрел на него неодобрительно, но смолчал и продолжил:
- Одержала убедительную победу, благодаря народной поддержке…
- Чего он несет?- Обвальный повернулся к журналистам,- «народной поддержке»- передразнил он премьера,- сурковская пропаганда твоя народная поддержка. Да или нет?- выкрикнул Обвальный.
Однако зал промолчал.
Премьер положил свою бумажку на стол:
- Я вас не перебивал, молодой человек! Попрошу и меня не перебивать!
- А нам, вообще слово не давали,- возмутился Артемий Троцкий.
- Хорошо, -согласился премьер, сверкая глазами, отчего вся обслуга вжала голову в плечи.
- Путина в отставку! Да или нет?- снова выкрикнул лозунг Обвальный.
Премьер удивленно повел бровью:
- Даже так? Огласите весь список, пожалуйста.
- Вот,- Рустем «Иной» протянул ему мятую бумажку,- вот резолюция с требованиями митингующих.
- Так,- премьер углубился в чтение, присвистывая время от времени.- теперь мне все ясно. Хорошо, давайте все обсудим.
- По председателю Центризбиркома,- приступил премьер,- я не вижу повода для его снятия.
- Ну как же?- возмутился «Иной»,- а вбросы, карусели, отстранение наблюдателей, неверные данные в системе гас-выборы?
- Это вы о чем?- изумился премьер,- вот у меня отчет по нарушениям на выборах. Там ничего такого нет. Да были нарушения. Мы с этим разбираемся. Были вбросы за «Яблоко» и КПРФ. Да мы отменили результаты голосования на таких проблемных участках. Но позвольте, при чем тут Чуров? Хотя понимаю, за задержку на час объявления предварительных итогов голосования, он понесет заслуженное наказание.
- Во дает,- прокомментировал его слова Обвальный,- да весь Интернет полон видео, рассказов и копий протоколов, подтверждающий неоспоримый факт: голоса людей были украдены в пользу пжив!
- Не доказанный в нашем суде факт, это вовсе не факт, мой юный Спиноза,- парировал его премьер,- это в лучшем случае, ваше оценочное суждение, а вернее клевета. Вот сейчас я сниму трубку и судья, скажем Боровкова, превратит Ваше «оценочное суждение» в конкретный приговор! Снимать?- он в упор посмотрел на Обвального.
Обвальный поежился, вспомнил свои пятнадцать суток, вспомнил, что скоро Новый год…
- Лучше не надо,- сказал он примирительным тоном.
- Ну вот и хорошо,- согласился премьер.- признать выборы нелегитимными,- продолжил он чтение,- но позвольте,- изумился премьер,- все партии согласились признать итоги прошедших выборов, и даже жулики и воры, тьфу, бля вечно я забываю правильное название этой партии. Короче это тоже не в тему.
- Но позвольте!- возмутился Рустем «Иной»,- мы признаем выборы нелегитимными!
- У нас свободная страна!- премьер сел на любимого конька,- это ваше право. Но строго в рамках закона!
- Да ваши законы, что дышло,- подхватил Обвальный,- куда повернул, туда и вышло! Говорю вам, как профессиональный лойер!
- У нас нет правосудия!- подхватил Троцкий,- у нас только охранительное басманное правосудие и судья Боровкова!
- Это вы сейчас про что?- изумился премьер,- я просто не понимаю. А ко мне какие претензии? Я представляю исполнительную власть, а не законодательную. К тому же, судебная система у нас, как и церковь, отделена от государства. Э, ребята. Как я погляжу, вы в конституцию вообще никогда не заглядывали!- премьер снова посмотрел на часы,- давайте ускоримся? Да или нет?
Никто возражать ему не стал.
- Так, читаю дальше: упрощенный порядок регистрации новых партий. Так, Димон это уже пообещал, так что пропустим. Следующее – честные выборы. Да, я тоже за честные выборы!
Все сразу напряглись и с недоверием посмотрели на премьера.
- А что вы так смотрите! как я уже выше сказал, в прошедшую избирательную компанию мы отловили столько нарушений со стороны, так называемых оппозиционных партий, что я спать не мог пару дней. Это просто форменное безобразие! Я полностью с вами соглашусь по этому пункту!
- Но позвольте!- возмутился снова Рустем «Иной»,- все нарушения были сделаны в пользу ЕдРа!
- Позвольте Вам не позволить!- премьер был решителен,- а где в таком случае посадки, я вас спрашиваю? Где судебные дела?
- Но ведь суды не принимают иски!- изумился «Иной».
- А вот это уже демагогия! Вот не надо, эээ, простите, забыл ваше имя и погоняло.
- Рустем «Иной» Агдамов.
- Да, Рустем, давайте спорить на что угодно, хоть на президентство следующее. Вот я подам на вас иск в суд, и его не-то что примут, а я его даже и выиграю!
- Тут я спорить не буду. Я с этим целиком и полностью согласен.
- Вот! И с этим вы согласились. А значит, у нас правосудие работает! А вы на него клевещите. Скажите честно, сколько вам платит Госдеп? Может я больше смогу вам платить, чтоб не приходилось вам так лгать на нашу страну?
- Нисколько мне не платит!- оскорбился «Иной».
- Ну и правильно. Значит, вы от чистого сердца родину придаете, будем считать. Что у нас осталось? Смотрю последний пункт. Что у нас тут? Ага. Свободу политзаключенным!
- Да!- обрадовался Обвальный,- сейчас как в тридцать седьмом при усатом тиране…
- Стоп! Стоп! Стоп!- стал останавливать его премьер,- вы же вроде лойер?- премьер порылся в своих бумажках,- ну да! Так и есть! Вот как лойер, как профессионал, назовите мне хоть одну политическую статью, по которой у нас есть политические осужденные.
- Русская двести восемьдесят вторая статья!- выпалил Обвальный.
- Экстремизм- разжигание?- удивился премьер,- а не надо разжигать! Не надо подстрекать! Вокруг дети! Зачем их плохому учить? Учишь плохому, разжигаешь- вот тебе кайло и лопата, отправляйся в тундру лес валить. Нет, это не политическая статья, а галимая уголовка! Мы же заказчиков убийств то же судим. И даем им больше, хотя они никого сами своими руками не убивали. Так ведь Лехаим?
- Так,- согласился Обвальный.
- Ну вот, мы даже с Лехаимом к консенсусу пришли.
- А как же великомученик Ходорковский? – вставил свои пять копеек Артемий Троцкий.
- А что Ходорковский? – изумился премьер,- он за воровство сидит. Первый срок он получил за воровство из бюджета, а второй, за то, что из собственной компании всю нефть украл и за бугор толкнул. Какой подлец! Даже сам у себя ворует! Нет, такого на волю выпускать нельзя! А может это болезнь?- задумчиво сам себя спросил премьер и подозвал к себе пресс-секретаря.
- Слушай, классная идея!- зашептал он ему на ухо, но не очень тихо, так что все услышали,- айда пометь себе, Ходорковского после окончания второго срока в психушку зарядить надо за клептоманию. А то вдруг я забуду!
- Будет исполнено,- козырнул пресс-секретарь.
- Ну наше время истекло к сожалению. Вы слишком долго добирались сюда, так что наше общение оказалось таким коротким, но продуктивным на мой взгляд. Давайте встретимся в апреле, после выборов, и я снова отвечу на все ваши накопившиеся вопросы, но уже в новом качестве!
Премьер встал, собираясь покинуть зал
- Но позвольте,- первым закричал Троцкий,- а как же ваши отношения с женой? Я хотел узнать подробно, от кого родила Кабаева?
- А я хотел спросить про Ганвор, Тимченко, Ротенберга, коррупцию,- стал перекриквать его Обвальный.
- А я хотел узнать про общественное телевидение и свободу сми?- кричал «Иной».
Но премьер их уже не слушал, а только улыбался пухленькими ботексными щеками фотокорреспондентам.
- Так господа.- стал руководить пресс-секретарь,- давайте финальное фото.
Фотографы защелкали своими камерами, запечатливая для истории улыбающегося премьера и обескураженных оппозиционеров.
Премьер вышел из зала, не прощаясь.
За старшего остался пресс-секретарь:
- Так господа, записываемся на фото с премьером! Просто фото сто долларов, фото с подписью сделанной в фотошопе- триста долларов. Фото с натуральной подписью- пятьсот. Фото с пожеланием на память- тысяча! Так подходим , не толпимся! Денюжки сразу, фото потом! Ей не напирайте там! Фото на всех хватит! Всех отоварим!
Оппозиционеры понуро вышли из зала. Их уход никто не заметил.
rainbowwarrior: (Default)
Побег.

Премьер, ударом ноги, открыл дверь кабинета президента:
- Все в Интернете пропадаешь?- весело спросил премьер.
Президент вздрогнул. Последнее время, хорошее настроение премьера пугало его больше, чем плохое.
- Давай вставай, поедем по стране прокатимся. На комбайнах покатаемся,- предложил премьер.
- А может в бадминтон поиграем?- предложил президент без всякой надежды.
- А может в очко?- в шутку переспросил премьер.
Президент потер задницу и отрицательно покачал головой.
- Хорошо,- согласился премьер,- орел или решка?- спросил он вытаскивая из кармана монету в один евро.
-Решка,- сказал президент.
- Да, уж. Точно, что не орел,- хихикнул премьер и подбросил монету, которую потом быстро поймал.
Он разжал кулак:
- Хорошо. Начнем с бадминтона. Собирайся!
Президенту ничего не оставалось как пойти вслед за премьером.
- Ну ка расскажи-ка мне про свои президентские амбиции?- спросил премьер президента, когда они шли по кремлевскому коридору.
- Я? А что я?- покраснел президент,- нет у меня никаких амбиций.
- Это я и сам знаю,- усмехнулся премьер.

- Кажется получилось,- Мечин говорил с Мудриным по телефону,- тандем решил впредь быть не разлучным. Вот сейчас на Кубань едут на комбайнах кататься.
- Хорошо, - кивнул головой Мудрин, по ту сторону телефона, - нельзя останавливаться на достигнутом. Нужно накалять дальше. Чем сложнее будет обстановка тем лучше.
- Куда уж дальше накалять?- изумился Мечин.- И так уже все силы в бой брошены.
- Не переживай, Иваныч, есть у меня одна мыслишка, от которой никому мало не покажется. Но это так, при встрече. Тут есть еще над чем подумать. А пока давай начнем накалять по линии минобразования.
- Это как?- спросил Мечин.
- Давай Фурценко начнем двигать к выходу. Будет еще один человек на нашей стороне. Только деликатно. А затем и за Табуреткина возьмемся. Чем больше народа на улице сейчас окажется, тем больше будет у нас сторонников. Премьер не Ельцин, он всегда за своих держался. Тем больше обид на него будет.
- Понял, тебя Леонидыч. Буду деликатно накалять.
- Отлично Иваныч. Только не тяни с накалом.
- Окей.
- До встречи.

Лев Натаныч резко поднял голову с подушки, как-будто его кто-то подтолкнул.
Он посмотрел на лежащую рядом Наталью и увидел как ей не слабо перепало от мужа. Импульсивно, он поцеловал ее в плечо:
- Вставай,- сказал он,- кажется нам надо от сюда убираться.
Наталья открыла глаза и довольно улыбнулась: Лев Натаныч как всегда был вчера на высоте.
- Доброе утро, Лева,- прощебетала она, позабыв про свои болячки.
- Может доброе, а может и нет,- Лев Натаныч быстро собирался.- это мы еще посмотрим.
Наталья не стала возражать и сразу прошла в душ.
Щаранский позаботился о безопасности заранее: они ночевали не в номере Щаранского, а в пустом, который находился в другом крыле здания. Вещи заранее были помещены в автомобиль, припаркованный в соседнем дворе. Жизненный опыт и осторожность, еще никогда не подводили Льва Натаныча, не подвели и в этот раз.
Наталья уже была готова и благоухала дорогим французским ароматом, когда за дверью послышались крадущиеся шаги тяжелых сапог. Спустя мгновенье послышался шум выбиваемой двери в конце коридора. Лев Натаныч удовлетворенно кивнул головой, когда взрыв установленной шумовой растяжки сменился автоматными очередями: особисты с боем прорывались внутрь пустого номера Щаранского. В поднявшейся суматохе Лев Натаныч с Натальей покинули отель.
Но им везло не долго: через пару кварталов им на встречу проехал Кайен генерала Гоголя спешившего в отель.
Щаранский прибавил газу и направился в строну Ново-рижского шоссе.

Генерал Гоголь прохаживался по пустому и развороченному номеру Щаранского. Эксперт подошел к нему и козырнул:
- Товарищ генерал, никаких отпечатков пальцев в номере не обнаружено.
- Странно все это,- почесал затылок генерал Гоголь,- наружка донесла, что объект прибыл в отель вчера вечером и до начала штурма его не покидал.
- А на каком транспорте перемещался объект по городу,- до Гоголя начало доходить, что менее часа назад он разменулся со Щаранским на подъезде к отелю.
- Автомобиль БМВ седьмой серии. Особая примета, надпись на багажнике нецензурного содержания,- доложил капитан, ведущий расследование.
- Что за нецензурная надпись, капитан, доложите. Не томите!- заинтересовался генерал Гоголь.
- «Путяра пшел вон!» осмелюсь доложить,- отрапортовал капитан.
«Это они!»- вот теперь все его сомнения рассеялись.
- Докладывайте мне обо всем. Я на связи!- кинул генерал подчиненным выбегая из номера.

Щаранский решил не испытывать судьбу и лихо мчал на выезд из города. Он понимал, что спасти их может только скорость с которой они доберутся до коридора на границе, предназначенного именного для такого экстренного случая. Ему снова везло, до выезда с МКАД в область он добрался без всяких проблем, а дальше педаль в пол и вперед, к границе.

Рация в Кайне генерала Гоголя ожила минут через двадцать:
- Товарищ генерал, - докладывал дежурный,- разыскиваемая машина следует по ново-рижскому шоссе по направлению в область.
- Хорошо,- рявкнул генерал Гоголь, -продолжайте наблюдение. Обо всех изменениях маршрута докладывайте мне незамедлительно. К объекту не приближаться. Я сам его возьму. Конец связи.
Генерал втопил педаль газа и включил мигалку, направляясь к выезду из города.

Хорошая дорога кончилась вместе с Московской областью. Машина прыгала от кочки к кочке, но Щаранский нещадно гнал ее дальше. Наталья была в безмятежном настроении: ей нравилось путешествие, страхи ушли, она была наполнена предчувствием перемен.
Москва осталась далеко позади, граница стремительно приближалась, когда в зеркале заднего вида Щаранский увидел приближающийся Кайен. Безмятежное путешествие сменилось яростной гонкой. Седан безбожно трясло на ухабах. Лев Натаныч еле удерживал машину на дороге. Хорошо хоть шоссе было пустынное.
Автоматная очередь резанула по заднему стеклу, разлетевшемуся на бессчетное число осколков. В машине стало ветрено. Наталья вжалась в сиденье.
Щаранский продолжал гнать вперед. Сейчас единственной целью стало выживание и надежда на чудо.
Еще одна автоматная очередь прошла по кузову и размолотила зеркало на водительской двери. «Что скажет Саломон?»- подумал Лев Натаныч, вглядываясь в лобовое стекло, украшенное паутинками трещин.
Дорога, заполненная в обычное время дальнобойщиками, была совершенно пуста, Спрятаться от автоматного огня и от преследователя не было никакой возможности. Щаранский понимал, что рано или поздно, Кайен их догонит и финал будет отнюдь не в их пользу. Лев Натаныч резко выжал тормоз и выкрутил руль влево до упора, пытаясь выполнить полицейский разворот и начать лобовую атаку Кайена.
В самый решительный момент по БМВ прошла еще одна автоматная очередь, прошившая его колеса.
Автомобиль завилял, закачался и опрокинулся на бок, подпрыгивая на асфальте, как консервная банка, попутно превращаясь из красавца представительского класса в груду железа. В какой-то момент пассажирская дверь открылась и Наталья вывалилась на асфальт, на мгновение потеряв сознание.
Льву Натанычу повезло больше: его выкинуло через лобовое стекло в кусты, смягчившие его падение.
Кайен остановился. Из него вышел генерал Гоголь вооруженный калашом. Он никуда не торопился и с ухмылкой созерцал картину разрушения. Посреди дороги лежала Наталья, под ней начала растекаться багровая лужа. Она была еще жива, но тяжело ранена. Метрах в тридцати на боку лежал БМВ и то же истекал топливом.
Генерал достал сигару и раскурил ее, потом поменял рожок у автомата и дослал патрон в патронник. Неторопливым шагом он направлся к БМВ, по пути перешагнув через Наталью. Он дошел до края бензиновой лужи, но машину обходить не стал. Он взял недокуренную сигару и бросил ее на асфальт, рядом с разливающимся топливом. Потом он вернулся к Наталье.
Наталья с трудом смогла разлепить слипшиеся от крови веки. К своему ужасу, первое, что она увидела, это ухмыляющуюся физиономию мужа, стоявшего над ней. Злость вернула ей чувства. В правой руке она ощутила холод пистолета. Собрав все последние силы в кулак она подняла руку и выстрелила в Гоголя.
Пуля прошла по касательной, задев бровь и вызвав обильное кровотечение. Гоголь отшатнулся и закачался, левый рукой закрыв раненый глаз. Спустя мгновение, он понял, что рана оказалась не серьезной.
- Ах ты, сука!- генерал вскинул автомат и выпустил весь магазин в тело Натальи.
Ее тело в диком, безжизненном танце забилось на асфальте. В этот момент бензиновая лужа достигла тлеющего окурка и горючее вспыхнуло, практически сразу поглотив собой машину.
Генерал перевел взгляд на пылающий автомобиль, сплюнул на асфальт развернулся и направился к своему Кайену, прикрывая рукой кровоточащую бровь. Спустя пару минут он уже мчался назад в сторону Москвы.
Щаранский пришел в себя от звука взрыва. Все тело ломило, но кости были целы. Он поднялся и покачиваясь, вышел на дорогу. В свете огня пылающей машины, он увидел тело Натальи, лежавшей по среди шоссе. Он подошел к ней, вернее к ее растерзанному телу, лежащему среди автоматных гильз. В свете пламени что-то блеснуло в ее руке. Щаранский нагнулся и вытащил из ее пальцев золоченный пистолет, еще хранящий тепло ее руки.
В дали завыли полицейские сирены. Щаранский последний раз посмотрел на все, что осталось от Натальи и поспешил к лесу: до секретного коридора в границе оставалось еще несколько километров.
rainbowwarrior: (Default)
Печальная встреча.

Наталья стала медленно приходить в себя. Голова сильно болела, в висках стучало молотками, свет резал глаза, которые она еле-еле разлепила. Был уже день. Мужа не было.
Подняться она смогла только с третьей попытки. Держась руками за стену, она прошла на кухню, волоча левую ногу. Все тело ныло и болело. Но среди всей боли она остро чувствовала боль в низу живота. Она посмотрела вниз: так и есть платье было разорвано и нижние белье отсутствовало: этот изверг ее еще и изнасиловал.
Она добралась до бутылки коньяка и выпила целый стакан. Минут через пять боль стала уходить куда-то в сторону, а голова, наоборот, стала проясняться. Мысли вихрем пролетали в голове и складывались в четкий план действий. Перво-наперво нужно было привести себя в порядок.
Уже более твердой походкой Наталья отправилась в душ.
Голову пришлось мыть раз пять, пока стекающая вода из красной не стала прозрачной.
Наталья вышла из душа и посмотрела на себя в зеркало: все тело было одним сплошным синяком, но лицо практически не пострадало, вот только ссадина от попавшей в лицо фотографии. Но ее легко можно было закрыть тоналкой.
«Да, бить он умеет. Профессионал.»- сказала она сама себе.
Спустя час и еще бутылку коньяка Наталья была готова выйти из дома. Она подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Все было в норме и даже лучше.
Она прошла к семейному сейфу и выгребла из него все деньги. Взяла оттуда фсбэшное удостоверение, которое ей оформил муж на всякий случай и золотой маленький пистолет.
Наталья дослала патрон в патронник, сняла его с предохранителя и положила в карман пальто.
Она еще немного походила по комнатам, вздохнула и захлопнула за собой дверь: сюда возвращаться она больше не собиралась.

В задумчивости, Щаранский выехал на МКАД и втопил по крайней левой полосе. Опасаться за штрафы ему не приходилось: машина была оформлена на Саломона. Внезапно перед ним появилась задница серого Бентли с надписью: «Единая Россия-партия жуликов и воров». Лев Натаныч вспомнил, что задницу бэхи Саломона тоже украшает надпись: «Путяра пшел вон!» и решил покрасоваться ею перед бентливодом.
Он выжал педаль газа до упора, обошел Бентли справа и слегка подрезав стал тормозить перед его капотом.
- Что прочитал?- спросил он у зеркала заднего вида.
В этот момент Бентли мигнул ему фарами и тоже решил обогнать его справа.
Но Лев Натаныч был начеку и решил не пропускать Бентли вперед и то же шарахнулся на соседнюю правую полосу, едва не задев Бентли задним крылом.
Водитель Бентли решил действовать решительно по всей ширине внешнего кольца МКАДа. Но профессионализм Льва Натаныча нельзя было недооценить. Гонка продолжалась около десяти километров. Машины то ускорялись, пуская дым из под колес, то тормозили, пугая остальных участников движения. За спиной осталось уже несколько аварий, но явный лидер так и не определился.
Первым сдался водитель Бентли. Он мигнул Щаранскому и стал сворачивать к придорожному кафе. Лев Натаныч повернул за ним.
К удивлению Щаранского из Бентли вышел его знакомец Лехаим Обвальный.
- Какие люди!- распростер объятья Лехаим,- что вас занесло в наши палестины?
- Да так, по делам,- неопределенно ответил Лев Натаныч.
- Позвольте Вас угостить,- Обвальный сделал приглашающий жест в сторону забегаловки,- с этой стороны дороги и на глубину десяти километров в сторону области все питейные заведения принадлежат нашей семье.
- Неполживо,- одобрил Лев Натаныч и прошел внутрь кабака вслед за Обвальным.
- Ну как там продажи? Нет отбоя от посетителей, говорят?- поинтересовался Лехаим Обвальный.
- Редкостное пойло эта ваша водка,- рубанул правду матку Щаранский.
- Не могу с Вами не согласиться,- кивнул головой Лехаим,- ингуши такую дрянь гонят, что ее даже нюхать противно.
- Впрочем, бармен в «Матрешке» нашел нестандартное решение,- решил поделиться секретом Щаранский,- он из вашей водки и средства для мытья окон отменные коктейли готовит. Да и детям весело.
- А что это так детей веселит?- заинтересовался Обвальный.
- Да после его коктейлей в течении пары дней если рыгнуть, или, пардон, газы анально выпустить, то радужные пузырики из соответствующего места вылетают.
- Любопытно,- заинтересовался Обвальный, начав строить в голове новый бизнес-план.
Они вошли в помещение кафе, внутреннее убранство которого удивило Льва Натаныча. Кафе было наполнено молодыми людьми в черных кожаных куртках, вскочивших при появление Обвального и выкинувших руку в фашистском приветствии. Обвальный в ответ, кинул им малую зигу.
Стены кафе были увешаны знаменами с свастикой и транспарантами на черном фоне: «Россия для русских!», «Москва для москвичей!»
- Нравится?- спросил Обвальный.
- Неполживо,- кивнул головой Лев Натаныч,- и откуда эти герои холокоста?
- Боевое формирование ПорнАсса,- объяснил Обвальный,- прогрессивная российская молодежь. Не то что чурковские упыреныши.
- Я, наверное что-то пропустил,- сказал Щаранский,- но что такое ПорнАсс?
- Право-оппозиционная радикально-нацианалистическая Ассоциация,- гордо сказал Обвальный,- а мы ее боевое крыло. Вот видите, молодые люди вооружены битами. Отсюда и название бойца- бит. Отряд состоит из восьми человек, включая командира. Соответственно называется байт. Сейчас мы стремимся создать килобайт по всей стране. А в перспективе, будем стремиться к мегабайту.
Лев Натаныч был восхищен увиденным. Он не заметил, как они сели за стол и на столе появилась бутылка самогона «Батька Лука»:
- Настоящий, брайтонский,- похвалился Лехаим Обвальный,- хотя я по лицензии его тут выпускаю то же. Но между нами, по секрету, говоря, это все та же ингушская паленка.
Лев Натаныч и Лехаим опорожнили по первому стакану.
Внезапно черные куртки пришли в движении. Щаранский посмотрел за окно и увидел старую ржавую шестерку, наполненную гастарбайтерами, остановившуюся зачем-то возле трактира.
Молодые ребята выскочили наружу и дружно набросились на таджиков. Бой был неравный, вернее это была бойня. Через пять минут они уже заходили обратно в кафе таща своих скрученных пленников. Трое, за окном заталкивали шестерку во внутренний двор, подальше с глаз.
- Будет чем ребятам развлечься,- довольно сказал Обвальный.
- А чем еще ребята занимаются?- поинтересовался Лев Натаныч.
- Еще мы собираемся мониторить нынешние парламентские выборы и с их помощью положить конец фальсификациям.
- Это как?- удивился Щаранский.
- А так. Ноу-хау наше,- Лехаим раскраснелся от употребленного самогона,- во-первых, у нас есть адреса всех членов избирательных комиссий- будут нарушения, будут потом кости сращивать- народная демократия в действии. Во-вторых, будем мониторить участки от вбросов: вычислим автобус с бродячими выборщиками, отловим их и то же здоровье поправим, чтоб не портили электоральную картину.
Лехаим выпил еще стакан и хлопнул по столу кулаком:
- Хватит быть простым миноритарием,- пора брать власть в свои руки!
Он встал и решил пойти размяться на пойманном гастарбайтере.
Лев Натаныч решил воспользоваться ситуацией и выскользнул наружу.

Президент сидел и читал твиттер наполненный злобными комметариями, после его посещения Журфака МГУ. « Ну и пусть я жалкий!- подумал президент,- а вы все вообще говно!» Его мысли снова отскочили от реальности и стали вращаться вокруг второго срока. Машинально, он стал перебирать телефонный справочник в своем айфоне. Внезапно он увидел имя: Захар Чмушкин. «То что надо!»- хлопнул себя по лбу президент.»Если я ему предложу долю в нефте-газовом бизнесе, в случае моего второго срока, он горы свернет. Но надо встретиться с ним невызывая подозрений.»
- Зоечка,- президент набрал по селектору свою секретаршу,- а пригласите ко мне пожалуйста Тумакову.
- Хорошо Дмитрий Анатолич,- бесстрастно отрапортовала секретарша.
Он вновь погрузился в грезы о втором сроке.
Внезапно на землю его вернул противный звук селектора:
- Слушаю, Зоечка,- отозвался президент.
- Наталья Александровна сегодня на работу не пришла,- стала докладывать Зоечка,- домашний она не берет, а сотовый у нее отключен. Какие еще будут указания?
- Спасибо, Зоечка!- ответил президент, побледнев,- если что, я позвоню.
«Дотянулся проклятый и до нее!»- подумал президент и снова стал выгонять все мысли о втором сроке из головы.

Был уже поздний вечер, когда Щаранский добрался до своего гостиничного номера. Он открыл дверь и насторожился. Хотя в номере было темно, но Лев Натаныч почувствовал, что в нем кто-то есть. Сейчас он очень пожалел, что не взял с собой никакого оружия.
Он решительно включил свет и закрыл за собой дверь. И только после этого он увидел Наталью.
- Погаси свет, Лева,- сказала Наталья.
Щаранский бесприкасловно подчинился.
- Какими судьбами?- спросил ее Лев Натаныч.
- Я ушла от мужа,- выпалила Наталья,- это просто изверг, Лева. Ты многого не знаешь. У него откуда-то были наши фотографии.
- Вроде бы между нами ничего такого и не было,- пожал плечами Щаранский.
- Ты не знаешь, что это за человек. Для него не надо ничего такого. Он меня убьет!
Наталья обхватила лицо руками и заплакала. Щаранский смотрел, как вздрагивают ее плечи в отсвете московских фонарей. Ему стало ее жалко. К тому же, воспоминание о тех трех счастливых днях проведенных ими в Нью-Йорке внезапно остро всплыли в его памяти. Он сел рядом и обнял ее за плечи.
- Полно плакать. Сейчас ты со мной и я никому не дам тебя в обиду.
Щаранский сам не особо поверил в свои слова. Он лихорадочно думал, что ему сейчас делать. С одной стороны, он был на задании и только-только стал прощупывать подходы к русской оппозиции, а с другой он понимал, что встреча с генералом Гоголем теперь уже только вопрос времени. И эта встреча состоится на поле Гоголя и явно не сулит ничего хорошего. А к этой встрече он был не готов, ибо миссия его была чисто наблюдательной.
Мокрые губы Натальи вывели его из задумчивости. Ее поцелуи напоминали ласки маленького щенка. «Будь, что будет!»- решил Лев Натаныч, и полностью отдался Наталье, идя на встречу надвигающейся ночи.
rainbowwarrior: (Default)
Встречи приятные и не очень.

Аэробус из Берлина приземлился в аэропорту Анкары Эсенбога. Дитрих Шмерц прошел все необходимые формальности и вышел из здания аэровокзала. Снаружи его уже ждали. Он сел в Форд «Мондео» на заднее сиденье. В этот момент он превратился в Ивана Сидорова.
- Где наши цели? – спросил он когда машина рванула с места.
- Сейчас намаз. У нас есть еще полчаса, товарищ майор.- доложил пассажир.
- Отлично.- сказал Сидоров, осматривая автомат, - сейчас эти суки за все ответят.
Спустя двадцать минут форд остановился возле неприметной мечети в бедном квартале Анкары. Не прошло и трех минут как двери мечети открылись и мусульмане стали выходить на улицу. Последними вышли трое мусульман, мало отличимых от местных обитателей.
Сидоров открыл дверь форда и вышел на улицу, вытаскивая Калашников из-за спины. Не задумываясь, он выпустил очередь по троице. Они явно не ожидали такого поворота событий. Двое были убиты первыми же выстрелами, а третий попытался выхватить пистолет, но был застрелен тремя выстрелами в упор из Макарова, сделанными пассажиром форда с переднего сиденья. После этого пассажир сделал по контрольному выстрелу в голову всем троим и бросил пистолет на землю.
Сидоров так же бросил свой автомат с разряженным магазином, потом достал из кармана игральную карту- туз крестей и бросил ее на средний труп.
Форд завизжал колесами и сорвался с места, увозя киллеров к центру города.
Сидоров посмотрел на часы:
- Еще и город успею посмотреть,- сказал он, снимая тонкие латексные перчатки и намазывая руки кремом, - останови где тебе удобно, Петя,- сказал он выкладывая на заднее сиденье четыре пачки купюр по сто евро,- ну, расходимся, пацаны.
Сидоров вышел из машины и вновь превратился в Дитриха Шмерца. Спустя секунду «Мондео» растворился в общем потоке автомобилей.

Исламбек Дубаев прогуливался вместе с Гамзаном Тандыровом по саду расположенному во внутренних покоях президентского дворца. Президент был задумчив. Исламбек не спешил нарушать его молчание.
- Гяуры в Анкаре убили Баблоева,- сказал Тандыров.
- Вот суки,- не удержался Чурков.
Тандыров посмотрел на него с упреком.
- Извини,- опомнился Дубаев,- я чисто автоматически.
- Есть информация, что чикист знает, что ты остался жив,- сказал Тандыров,- вся эта история дурно пахнет. И мы влипли в нее по уши.
- Ты опасаешься, что чикист начнет войну перед выборами?- спросил его Чукрков.
- Ты читаешь мои мысли, Исламбек,- ответил президент.
- Этого ты можешь не бояться. Кремль слаб, как никогда и раздираем внутренними противоречиями.- стал успокаивать его Чурков,- погоди, они еще к тебе на перегонки прибегут заручится твоей поддержкой.
- Твоими бы устами, да мед пить,- сказал на это Тандыров.
- Я знаю чикиста вот уже много лет,- продолжил Чурков,- он конечно злобный и мстительный человек, но и трусливый. То что случилось сейчас с Каддафи наложит на него отпечаток. Он бы запил на несколько дней, но сейчас жаркая пора: надо каждый день мелькать в телевизоре.
Тандыров внимательно посмотрел на Чуркова:
- Думаешь пронесет, Исламбек?- спросил он с надеждой.
- Конечно. Надо подождать и хорошенько подумать, как нам разыграть мою карту. Думаю, можно будет разыграть мое похищение. А там посмотрим, как карта ляжет.
- У Кумара то же все просто было. То же думал, что всех за яйца держит. А где он сейчас? Едет в пластиковом мешке на родину.
- Поживем, поглядим,- философски заметил Чурков,- главное, что бы никто не знал, что я здесь у тебя в гостях.
Президент согласно кивнул.

- Хорошо то как, Иваныч!- сказал закутанный в простынь премьер, выйдя из парилки и сделав первый глоток баварского пива из запотевшей кружки.
- Полностью солидарен,- поднял свою кружку Мечин,- хорошо пошла!
Они закусили кусочками здоровенного лобстера.
- Слышь, Владимирыч,- решил не тянуть Мечин,- тут такое дело: в той машине не было Чуркова.
- Как это не было?- изумился премьер,- а кто тогда был? А где тогда Чурков?
- Гоголь работает сейчас с водилой,- но дело непростое. То ли водила в деле был, но молчит, что просто невероятно, зная усердие Гоголя. То ли напротив, не при делах, но его обкололи чем-то. Но пока картинка такая вырисовывается, что террористы были в той машине и на тебя покушение готовили.
- Так что, Чурков- ублюдок, готовил на меня покушение?- разозлился премьер,- вот мразь!
- Погоди кипятиться Владимирыч,- начал успокаивать его Мечин, попутно наливая водку в кружку с пивом,- следствие продолжается. Детали причастности Чуркова, в том или ином качестве, еще не ясны. Следы подельников террористов привели в Турцию. Но люди Гоголя взять их живьем не смогли. Так пришлось завалить.
Премьер успокоился и выпил половину кружки ерша:
- Классно набадяжил, Иваныч,-похвалил он Мечина,- при демократии сможешь барменом работать в портовом кабаке. После отсидки конечно. Нет, ну если живым выйдешь,- не весело пошутил премьер.
Мечин решил не отставать и ответить в том же ключе.
- Твой товарищ по велосипеду, Сруля, тьфу бля, Чебурашка, ну епта, вообще из-за твоих дурацких шуток, Володь, мысля в землю ушла,- замотал головой Мечин,- короче твой ручной президент не отказался от желания пойти на второй срок.
- Да и хуй с ним!- отмахнулся премьер,- кого ебет чужое горе? Его амбиции и желания никого не интересуют. Я еще подумаю, делать ли его премьером или лучше, как и сперва хотел, Мудрина на эту должность позвать. Он человек серьезный, не то что этот вечный студиозус,- премьер презрительно сплюнул на пол,- плесни ка еще твоего коктейльчику, Иваныч. Уж больно хорошо забирает. Расслабиться мне сейчас не помешает.
Премьер на секунду закрыл глаза и тут же перед ним всплыла сцена расправы с Каддафи. Он быстро открыл глаза и одним глотком опорожнил полкружки ерша.
- Впрочем, ты как всегда прав, Иваныч. Расслабляться никак нельзя сейчас.
Мечин понял, что схватил удачную волну.
- Есть еще версия, что все это была инсценировка убийства Чуркова, но как бы понарошку.
- Это как и для чего надо?- насторожился премьер.
- Все в рамках второго срока профессора. Есть версия, что Чурков сейчас колесит инкогнито по окраинам и подбивает губеров вписаться за второй срок действующего президента. А потом воскреснет. Христосик долбанный!
Премьер на всякий случай перекрестился и с плохо скрываемым испугом посмотрел на Мечина.
Мечин решил выложить последний козырь. Он выложил на стол несколько отфотошопленных фотографий очень плохого качества, где были запечатлены президенты и Пинченко на фоне природы.
- Не знаешь, что у них может быть общего, Володь?- дружеским, полным сочувствия тоном спросил Мечин.
Премьер взял фотографии и посмотрел на них достаточно пристально, отрицательно качая головой. Он совсем потерял самоконтроль: кожа его побелела и обвисла. За весь оставшийся вечер он больше не проронил ни слова, а только пил ерш до тех пор пока не потерял последнюю сознательность и не захрапел, развалившись на палатьях.
Ему снился сон: они шли строем, все как один герои-единороссы. Под ногами были города и веси, они шли чеканя шаг. Внезапно, премьер увидел, что у него развязался шнурок, он не успел даже подумать, как споткнулся и начал падать. При этом он стал уменьшаться в размерах, а города и дома стали расти ему на встречу, над ним стали пролетать подошвы его недавних соратников, так и наровя наступить и втоптать в грязь.
Внезапно он упал на песок и потерял сознание на какой-то миг. Он открыл глаза и осмотрелся: на нем был белый китель с золотыми погонами. Он был в черных очках и почему-то кудрявый. «Я- Каддафи,»- догадался премьер.
К нему подошел мальчик. Премьер узнал Никиту и попытался помахать ему рукой. Никита улыбнулся ему в ответ и наклонился к тележке, которую тащил за собой. Оттуда появился калаш. Мальчик садистки усмехнулся, показав звериный оскал американского империализма и разрядил весь магазин в тело премьера. Вместо крови на его белоснежном кителе стали появляться черные нефтяные пятна.
Внезапно перед ним возник образ Пинченко. « Чего ты творишь, Вован!- закричал на него Пинченко,- мы все это должны продать на Западе! Клиенты ждут! Я договорился по хорошей цене! А ты все в землю пускаешь!» Он тыкал пальцем в сторону ран из которых на землю текла и текла нефть. Чем больше ее вытекало, тем легче становилось премьеру.
И вот он снова взлетел, протыкая время и пространство. Теперь он был в иностранном аэропорту. Он подошел к таможеннику, стоящему к нему спиной. Таможенник повернулся к нему лицом: это оказался Джон Маккейн. Он достал какую-то книгу «Враги России» Е. Чирикова",- прочитал он на обложке . Маккейн больно толкнул его в грудь пальцем: «Ю-ноу!»- покачал он пальцем перед его носом. Откуда не возьмись прилетели два черных ангела в эсесовской форме и подхватили его под руки и потащили из света в темноту. Последнее, что он увидел, это было смеющееся лицо Маккейна затмившее собой небо: "Гуд бай!» махал ему рукой Маккейн,- "Аста ла виста, Беби!".
Премьер погружался в абсолютную темноту…
rainbowwarrior: (Default)
Чем дальше, тем хуже.

Дитрих Шмерц ощутил вибрацию сотового телефона, это была смска. Он поехал в русский квартал искать Интернет кафе. Через пятнадцать минут на своей страничке «Вконтакте» под именем Иван Сидоров он получил зашифрованное задание: предстояла командировка в Стамбул.

Лев Натаныч уютно устроился на кухне Саши Перельмана. На столе стояла бутылка скотландского уиски и рижские шпроты. Щаранский заметил в комнате Саши гитару и не удержался от того, что бы не взять ее в руки. Вот так с гитарой на коленях, Лев Натаныч сидел на табуретке на московской кухне и ностальгировал:
- Изгиб гитары жолтой,- ударил Лев Натаныч по струнам и отложил гитару в сторону.
Саша Перельман был уже изрядно под хмельком.
- Говорят это не Чурков взорвался в машине Чуркова,- доверительно сказал он, еле ворочая языком.
- А кто?- поинтересовался Лев Натаныч.
- А кто ж теперь это разберет?- пожал плечами Саша Перельман,- только, тсс, это по большому секрету.
- Горохов заказал Чуркова?- поинтересовался Щаранский.
- Горохов?- Саша Перельман состроил призрительную мину,- слился Горохов. Зассал! Попыхтел, попыхтел немного, а потом сильно пожалел, что высунулся со своим языком и спрятался на своем Ы-заводе. Не это не он!- Саша Перельман отрицательно замахал руками едва не упав со стула.
Лев Натаныч его удержал и налил ему и себе еще по полстакана:
- Что еще в вашей дыре говорят?
- Всякое говорят,- пожал плечами уже сильно пьяный Перельман,- кровь будет! Истинный крест, говорю: кровь нынче польется!- Саша Перельман неуклюже и неправильно перекрестился и добавил для убедительности,- бля буду!- после чего с грохотом обвалился на стол и захрапел в тарелке со шпротами.
Щаранский понял, что ловить ему тут больше нечего, вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь. В этот момент ожил телефон, голосом Булата Окуджавы:
- Привет, Лео,- это был Дэвид Петреус.
- Привет Дейви,- Лев Натаныч стал спускаться в низ по лестнице.
- Как там? Развлекаешься? Контакт состоялся?
- Да,- ответил Щаранский.
- И как твое впечатление?
- Факен шит!- почему-то по-английски ругнулся Щаранский,- из этого ничего не выйдет. Тряпка!
- Попытка не пытка, Лео.- стал успокаивать его Петреус,- отрицательный результат тоже результат. Там у вас события всякие интересные происходят.
- Ты про взрыв Чуркова?- поинтересовался Щаранский.
- Угадал,- даже не удивился такой проницательности Дэвид Петреус,- побудешь еще немного там. Посмотришь на все сблизи?
- Окей,- согласился Лев Натаныч,- чую, что что-то случиться должно. Кстати, это не Чурков был в машине. Это игра чикистская какая-то.
- Тем более, тебе будет чем заняться. Тут еще такое дело. Контрразведка доложила, что русские следили за Тумаковой и ты попал в их поле зрения. Имей в виду, если что.
- Спасибо, Дейви,- поблагодарил его Щаранский,- Бай!
Связь на этом завершилась.
Лев Натаныч в задумчивости вышел из подъезда и сел в машину. Он решил немного поездить по округе, осмотреться, а заодно и подумать о сложившейся ситуации.

Саломон проснулся от ударов дубинкой по прутьям решетки. Жирный полицай играл на них как на арфе:
- С добрым утром, Саломоша!- осклабился полицай.
- Что шумишь, Петрович?- спросил его Саломон Хайкин.
- Начальство с верху дерективу спустило. На почитай,- полицай протянул Хайкину бумагу сквозь решетку,- суровая рука рынка дотянулась и до нас.
- Прайс-лист по услугам изолятора временного содержания,- начал читать вслух Саломон Хайкин,- Что это Петрович?
- Короче хочешь, чтоб тебя отпиздили, плати сотню баксов. А хочешь, наоборот, целым остаться, плати тристо.
- А если я не хочу?- спросил Саломон Хайкин.
- Чего не хочешь?- переспросил полицай.
- Ну не хочу ни того, ни другого,- объяснил ему Саломон.
- Это как?- изумился полицай,- не хочешь, чтоб тебя пиздили и одновременно хочешь?
- Какой ты темный Петрович,- вздохнул Саломон Хайкин, - совсем мозги пропил.
- Но ты смотри! Ты этого того!- полицай погрозил Саломону дубинкой,- смотри а то бесплатно отоварю! Ладно. Я с начальством поговорю.

Наталья Тумакова вошла в квартиру и закрыла за собой дверь. Внутри было темно, хотя машина мужа стояла на стоянке. Наталья включила свет, сняла пальто и переодела обувь.
Муж сидел на кресле и рассматривал какие-то фотографии. Едва Наталья вошла в комнату муж встал и швырнул их ей в лицо:
- Что скажешь, сука!- злобно прошипел генерал Гоголь. Одна фотография попала неудачно, скользнула ребром по щеке, оставив кровавый подтек.
Наталья искоса взглянула на фото: на них была запечатлена она со Щаранским в Нью-Йорке. «Это конец!»- мелькнуло в голове у Натальи, когда она ощутила удар в голову. Следующий удар был в солнечное сплетение. У нее перехватило дыхание, из глаз посыпались искры. Муж толкнул ее и она полетела через всю комнату.
- Я из тебя человека сделал! Вывел тебя в люди! Увез тебя из той дыры, того кишлака в котором ты овцам хвосты мыла! – он наносил удары ногами куда попало, без всякого разбора. Наталья вся сжалась, свернулась в клубок и приготовилась к худшему.
- Тебе все по хуй!- продолжал орать генерал Гоголь,- ты выставила меня посмешищем перед сослуживцами! Ослом рогатым!
Удар пришелся Наталье в район виска. Вещи в комнате поплыли у нее перед глазами. Спустя несколько секунд, сознание ее окончательно покинуло.
rainbowwarrior: (Default)
Тучи над городом стали…

Щаранский подъехал к зданию суда, в котором должно было рассматриваться дело Саломона Хайкина. Опытным взглядом он заметил напряженную группу стоящую несколько в стороне. «Что-то будет»- подумал Лев Натаныч и прошел внутрь здания.
Он быстро нашел зал заседания и занял место в заднем ряду около выхода. Через полчаса в наручниках в зал ввели Саломона Хайкина.
Саломон выглядел ужасно: все лицо его было похоже на котлету из привокзальной забегаловки, челюсть перевязана каким-то грязным капроновым чулком.
Судья углубился в чтение материалов дела Саломона. В тишине зала было слышно подозрительное бульканье. Закончив чтение, судья удовлетворенно крякнул:
- Что ж мне все ясно,- констатировал судья,- Саломон Хайкин, у Вас есть что сказать суду?
Саломон замычал и начал делать какие-то пассы скованными руками. Судья посмотрел на Саломона:
- Что это с Вами голубчик? Не можете говорить? Простуда? ОРЗ? Пятнадцать суток административного ареста приведут вас в подобающую форму,- судья стукнул молотком по столу,- Следующий!
Конвоиры схватили Саломона и выволокли его в коридор. Лев Натаныч встал и покинул зал заседаний. Краем глаза, он увидел, как вместе с ним выскользнул еще один человек. Щаранский решил за ним проследить. Человек вышел из здания суда и сделал знак стоящий в отдалении группе.
Группа мгновенно перешла к действиям. Как из под земли в руках появились плакаты с разными антиправительственными лозунгами, которые они стали выкрикивать на всю улицу:
- Свобода Саломону Хайкину! Долой бассманное правосудие! Путяра пшел вон!
Откуда ни возьмись появились корреспонденты с фото и видеоаппаратурой и начили снимать происходящее. Однако ОМОН не заставил себя долго ждать: в полной амуниции полицаи набросились на мирных демонстрантов и стали их избивать. Все происходило молниеносно: хорошо подготовленная группа демонстрантов бросилась в рассыпную оставив на тротуаре лужу заранее приготовленной крови, которую радостно начали снимать иностранные фотокорреспонденты.
Щаранский незаметно решил проследить за организатором акции.

Два мужчины в штатском, но явно военной выправки сидели в придорожном кафе и невинно пили кофе, разбавляя процесс неспешным разговором:
- Слышь Иваныч, эксперты накопали, что мужик в той машине был вовсе не Чурков. Я пока инфу засекретил, а дальнейшие экспертизы заморозил, пока с тобой не посоветуюсь.
- Опаньки,- удивился Мечин,- выходит наебали овцеебы,- он покачал головой от досады.
- Слышь Николай,- сказал Мечин после небольшой паузы,- а как там твоя берлинская группа поживает?
- Парни наготове,- отчеканил генерал Гоголь,- ждут приказа.
- Давай поручим их наказать овцеебов. Такие шутки прощать нельзя. А заодно, пусть найдут, где скрывается Чурков. Но трогать его пока не будем. Может еще и пользу какую с этой истории поиметь можно.
Гоголь кивнул головой в знак согласия и стал набирать какую-то смску.
- Да,- продолжил Мечин,- водилу этого мудака закрой, чтоб никто не мог к нему подобраться и поработай с ним, глядишь, что и выясним.
Гоголь кровожадно улыбнулся:
- Будет сделано.
Мечин пристально посмотрел на Гоголя, как-будто что-то пытался решить для себя, потом достал из портфеля конверт и протянул его Гоголю:
- Посмотри на досуге. Помни, я всегда останусь твоим другом.
Мечин встал из-за стола и вышел из кафе. Спустя несколько секунд его машина на всех парах неслась к Москве.

Чурков открыл глаза и осмотрелся вокруг. Первая мысль, которая пришла ему в голову была: «Вот это меня торкнуло», вторая, то же вполне традиционная: «где я?», затем пришла догадка, что если он еще по эту сторону света, то значит все из-за наркотиков, последним пришло раскаянье и желание начать новую жизнь с ближайшего понедельника.
Внезапно на стене ожил большой экран, шел экстренный выпуск новостей. Дикторша взволнованным голосом говорила о ДТП в котором погиб замглавы администрации Вячеслав Чурков. После показа новостей экран снова погас:
- Что за бред!- вслух сказал Чурков и попытался подняться.
- Вот такие дела, брат!- сказал Гамзан Тандыров и подошел к кровати,- лежи пока, врач сказал, что тебе еще рано вставать.
И правда, Чурков почувствовал головокружение и подкативший к горлу комок.
- Эти гяуры тебя заказали,- начал объяснять ему Тандыров,- хорошо хоть, что это оказались наши люди. Пришлось действовать быстро, хотя, может и не совсем гуманно. Впрочем ты жив. И то хорошо.
- Кто, кто меня заказал?- начал злиться Чурков.
- Спокойно, Исламбек, тебе не надо нервничать,- стал его успокаивать Тандыров,- заказ пришел от людей Мечина, вот что нам известно.
Чурков задумался.
- Давай отдыхай брат,- похлопал его по плечу Тандыров,- врач сказал, что через сутки ты придешь совсем в норму. Вот тогда обо всем и поговорим.
Тандыров встал со стула и, не оборачиваясь, вышел из комнаты.

Щаранский нагнал молодого человека на автобусной остановке и решил с ним познакомиться по-ближе:
- У вас закурить не найдется?- бесхитростно спросил он.
- Простите, я не курю,- ответил молодой человек.
- Я то же,- сказал Лев Натаныч,- я видел как вы мастерски руководили акцией по поддержке Саломона, вот и решил с вами познакомиться. Щаранский Лев Натаныч,- протянул он руку молодому человеку с обезоруживающей улыбкой.
- Перельман Александр, но можно просто Саша,- к своему удивлению подался очарованию Щаранского Саша Перельман.
- А не тот ли Вы Саша Перельман, который работал с Гороховым и Саломоном в «Правой партии»?
- Да, это я и есть. Мы давно знакомы с Саломоном. Именно я и присоветовал Горохову привлечь Хайкина в свою партию, что, собственно ее и погубило в итоге.
- У меня тут автомобиль недалеко,- сказал Лев Натаныч,- давайте я Вас подвезу.
Саша Перельман согласился.

- Вот и прекрасно,- от удовольствия потер руки Мудрин, узнав от Мечина, что Чуркова не было во взорванной машине,- это лишний козырь в наших руках. Я бы даже сказал не просто козырь, а молоток, которым мы по очередно будем забивать гвозди в крышку гроба тандема.
Мечин не определенно пожал плечами и вопросительно посмотрел на Мудрина
- Ну ты что Иваныч?- удивился Мудрин его непонятливости,- нам надо поссорить всех со всеми на этом этапе. И смотри, что у нас получается. Первое, пускаем инфу, что президент не отказался от идеи второго срока и тайно от премьера работает в этом направлении. Для этого он состряпал аферу с взрывом машины Чуркова. Чурков работает сейчас полностью на президента. Кроме того на стороне президента кавказцы. Второе, собственно взорванная машина. А что если смертник собирался подкрасться к премьеру таким образом? Догоняешь?
Мечин заулыбался такому раскладу.
- Точно. Проще премьера замочить и путь к трону свободен и руки развязаны!- восхитился Мечин.- но тогда вся тень ложится на кавказцев.
- Правильно,- согласился Мудрин,- но это побочный продукт. Нужны какие-то доказательства связи президента и Пинченко. И это будет последним аккордом.
- Это не реально,- отрицательно покачал головой Мечин,- они малознакомы.
- Это не имеет значения,- ответил Мудрин,- главное накрутить премьера. Ты же знаешь его мнительность. В зависимости от ситуации сойдет даже грубая подделка.
Мечин согласно кивнул головой:
- Накалять надо постепенно. Я обдумаю все детали.
- Давай Иваныч, Родина на тебя смотрит,- подбодрил его Мудрин.
rainbowwarrior: (Default)
Пипец подкрался незаметно.

Голос миловидной дикторши дрожал, но было видно, как она собрала всю волю в кулак и зачитала экстренное сообщение:
«Сегодня около полудня на юго-востоке Москвы попал в дорожно-транспортное происшествие автомобиль заместителя главы администрации президента Вячеслава Чуркова. Вячеслав Чурков был в тяжелом состоянии доставлен в институт травматологии имени Сербского. Врачи оценивают его состояние как тяжелое».

Президент сидел, обхватив руками голову: решимость восстать против премьера, которой он еще несколько минут назад был полон после встречи с Щаранским его бесследно покинула.
«Видать судьба такая»- вздохнул он и подошел к зеркалу:
- Да, господин премьер-министр, нет господин премьер-министр. Да что Вы говорите?- подразнил он свое отражение в зеркале,- все же лучше, чем зачеты у хачей за бутылку паленого коньяка принимать,- подбодрил он сам себя и решил на шесть лет забыть о втором сроке.

Премьер вызвал секретаршу по селектору:
- Алиночка, срочно собери ко мне на совещание весь силовой блок, Мечина и президента не забудь. Пока они собираются, я пообедать скатаюсь. Скажи, чтоб подождали.
- Хорошо, Владим Владимирыч,- бесстрасным голосом произнесла секретарша.
- Вот и чудненько,- потер руками премьер и вышел из кабинета.

Михаил Горохов в белой каске прохаживался по цеху Ы-завода среди сварных искр и мата строителей. Внезапно в его кармане зазвонил телефон:
- Алло, алло, бля, говорите громче,- закричал Горохов трубку,- ничего не слышу!
Он вошел в какую-то каморку и закрыл дверь. Стало заметно тише:
- Все, радуйся Горохов,- услышал он безжизненный голос в трубке,- сбылась мечта идиота: твоими молитвами Чурков только что ласты склеил.
В трубке раздался страшный неестественный металлический смех, сменившийся длинными гудками.
-Что это было?- вслух сказал заметно побледневший Горохов и отправился искать телевизор.

Заметно окосевший после обильной трапезы в компании Щаранского Саломон Хайкин мгновенно протрезвел, как прослушал это сообщение:
- Пипец подкрался незаметно,- так он прокомментировал эту новость,- пора на кичу собираться.
- А ты то тут причем,- спросил его Лев Натаныч.
- Не причем конечно, но заметут однозначно,- мотнул он головой и осушил полный стакан кошерного уиски,- ну, чтоб сиделось мягко!
Щаранский присоединился к тосту.
- Лев Натаныч, а ты надолго к нам вообще приехал?- по-деловому спросил Саломон.
- Не знаю, не думал тут особо задерживаться. Миссию свою я уже выполнил. А что ты хотел?
- Хотел, чтоб ты на машине моей пока покатался, а то меня когда менты заметут, то и машину мою то же. Боюсь покоцают ее изверги. А я тебе и доверенность сейчас на салфетке состряпаю.
- Валяй, пиши, побуду еще пару дней в вашем гадюшнике,- согласился Лев Натаныч.
Едва только ключи и доверенность перекочевали в карман Щаранского, как из-под земли нарисовались трое в штатском:
- Гражданин Хайкин?- мотнул какой-то корочкой один из чикистов.- пройдемте с нами.
- А вот и не пойду!- пьяно осклабился Саломон,- а поцелуйте меня в задницу, вместе со своим путярой!
Саломон внезапно вскочил и закричал на весь ресторан:
- Граждане! Смотрите, что деется: тридцать седьмой год возвращается! Среди бела дня эти сатрапы заметают ни в чем не повинного человека! Граждане!
Чикисты не ожидали такой прыти от бывалого оппозиционера и потеряли бдительность на секунду:
- Граждане!- продолжал орать Саломон,- Голосуйте за любую партию, кроме жуликов и воров!
Старший группы мгновенно пришел в себя и ударил Саломона ручкой пистолета по затылку. Саломон тут же обмяк от удара и повалился в руки двум конвоирам.
-Ничего, сука, -зашипел старший чикист,- мы тебе еще незаконную агитацию припаяем.
Пока парочка чикистов тащили тело Саломона в воронок, старший опер решил заняться Львом Натанычем:
- А ты кто такой?- спросил он Щаранского и протянул руку к только что откупоренной бутылке уиски.- Предъявляй документы и собирайся давай. Поедешь с нами как соучастник преступления.
- Попрошу мне не тыкать,- твердо сказал Щаранский,- и быстро убрал руки от бутылки!
От неожиданности опер пригнул было голову, но быстро оправился:
- Ты на кого, сука, пасть разеваешь?
Тем временем Лев Натаныч сунул правую руку во внутренний карман. Опер испугался такого маневра, посчитав, что Щаранский сейчас достанет пистолет и придет ему неминуемый конец. По пути он снес соседский столик и опрокинул все его содержимое на благовидного вида женщину. Он сжался в комок и зажмурился. Но выстрелов не последовало. Опер поднялся, отряхнул с рукава икринки и обратно подошел к столу Льва Натаныча.
- Вот, - Щаранский показал ему свой дипломатический паспорт СЩА,- а сейчас быстро пшел вон отсюда, пес!
Опер озираясь побежал к выходу, но уже в дверях погрозил пистолетом Щаранскому:
- Мы еще встретимся с тобой в темном переулке!- и быстро выбежал на улицу.

-Так. Все в сборе?- после часового опоздания премьер вошел в кабинет и угнездился в председательском кресле,- давайте начнем. Тему объявлять надо?
Все дружно молчали.
- Хорошо,- кивнул головой премьер,- а тема наша сегодня внезапное вознесения, панимаешь, кукловода нашего кремлевского к самому Аллаху.
Все подобострастно заулыбались премьерской пародии на первого президента.
- Следствие, я так понимаю, у нас ведет ФСБ? Вот с них и начнем. Кому конкретно дело поручили, Алексан Василич?
- Следствие поручено генералу Гоголю, Владим Владимирыч,- отчеканил руководитель службы безопасности.
- Ну и что он нарыл на данный момент? Не томите уж нас,- продолжил расспросы премьер.
- Значит так: сегодня около одиннадцати часов по полудню в районе станции метро «Кузминки» недалеко от Макдональдса был взорван служебный автомобиль с находящимся внутри заместителем главы администрации президента Вячеславым Чурковым. По данным экспертизы, проведенной на месте взрыва, произошел подрыв боеприпасов, ориентировочно трех гранат Ф-1 и еще около двух килограмм пластида находившихся в портфеле Чуркова.
- Постой, постой,- приостановил его премьер,- а на хуя ему пластид в портфеле нужен был?
Все дружно пожали плечами, включая и докладчика.
- Ладно, продолжай,- разрешил премьер.
-Вероятной причиной взрыва, по мнению экспертов, послужил несанкционированный переход в боевое положение одной из гранат с последующим ее подрывом и детонацией остальных боеприпасов.
- Так ты хочешь сказать, что он сам лохонулся?- удивился премьер,- вот она судьба: вроде сам с Кавказа, где они на свет с калашем сразу вылупляются и такая незадача. Ладно продолжай дальше.
- Взрыв был такой силы, что идентифицировать личность погибшего по останкам не удалось, а только по личным вещам убитого,- председатель приостановил свой монотонный доклад и обвел взглядом собравшихся,- еще в машине эксперты обнаружили белый порошок, предположительно кокаин.
- Ну это не для кого не новость,- махнул рукой Мечин,- доигрался короче.
- А что с водителем?- спросил премьер.
- Водитель в момент взрыва находился в Макдональдсе и не пострадал,- закончил свой рассказ председатель ФСБ.
Все замолчали на какое-то время.
- Странная история какая-то,- нарушил молчание премьер,- я бы сказал с душком. Но я знаю генерала Гоголя еще по службе в Германии и думаю он разберется. Меня больше беспокоит другой вопрос. вам всем известно, что Славик был, хоть и не родной, а только приемный сын сами знаете какого генерала. И вот с этим нам надо что-то делать. Не хватало нам еще и всплеска терроризма под выборы. Так что попрошу всех присутствующих максимально ответственно отнестись к ситуации. Проверять и мониторить обстановку на Кавказе. Обо всем, хоть мало-мальски, докладывать мне. В любое время дня и ночи. Порошу высказываться товарищи.
Воспользовавшись паузой, Мечин положил премьеру толстую кожаную папку. Премьер ее открыл и погрузился в изучение содержимого. Спустя минут пять, он ее захлопнул и спросил:
- Что ни у кого нет вопросов?
Все дружно отрицательно покачали головой.
- Тогда все могут быть свободны. А тебя, Дим, я попрошу задержаться.
Премьер подождал когда все выдут из кабинета и кинул папку президенту:
- И что это за блядство ты развел в своем аппарате?- начал он недопускающим возражения тоном, от чего президент вжал голову в плечи и покрылся весь липким потом,- один твой помощник перевозит оружие и наркотики. Так мало того, что просто перевозит, он еще умудряется подорваться на своем собственном брахле! А другая? Катается к своему любовнику в Нью-Йорк! Что за хуйня, Дим?
Премьер высыпал фотографии из папки на стол. Президент посмотрел, там были запечатлены встречи Натальи Тумаковой с Щаранским. Президент весь покраснел: никогда еще он так близко не был к провалу.
- Расслабься, что ты так бурно реагируешь на действия своих подчиненных. Они тоже люди в конце концов,- как всегда резко премьер сменил гнев на милость и даже заулыбался,- представляю Гоголя, когда он узнает, что у его женушки есть ебрь в Нью-Йорке.
Он весело недобро хохотнул:
- Ищи себе нового пресс-секретаря. На Тумаковой можно ставить крест.
Ни жив, ни мертв, президент покинул кабинет премьера и отправился к себе в Кремль. Ему было жалко Тумакову, но своя рубашка, безусловно, была ближе к телу. «Ну и ладно,- успокаивал себя президент,- я потерял больше, чем все они вместе взятые»

Profile

rainbowwarrior: (Default)
rainbowwarrior

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:59 pm
Powered by Dreamwidth Studios