rainbowwarrior: (Default)
А ведь сегодня у путина был прекрасный шанс взять инициативу в свои руки.
Он мог просто тупо забанить (хотя бы временно) этот тупой противомитинговый закон.
Тем самым он бы сыграл в доброго царя, против плохих бояр и зажравшегося офисного планктона. Снял бы все возможные сливки!

Но не судьба. Вместо этого понес по зомбоящику всякую хуйню про Англию...

Я конечно понимаю, что ему происходящее глубоко похуй. Но я бы так не смог...

#ЧП

Dec. 20th, 2011 03:42 pm
rainbowwarrior: (Default)
Против лома нет приема.

До Берлина Щаранский добрался автостопом. Вид его был далеко не помпезный, но в «Берлинер Хольце Фрау» швейцар его все же впустил, узнав в нем частого гостя.
Отто фон Штык его уже ждал в специальной кабинке для секретных переговоров.
- Привет, Лео! Как-то ты не очень выглядишь.
- Не очень, это мягко сказано. Давно я не так не путешествовал! То автостопом, то в вагоне с углем.
- Тебе не хватило экстрима в России?- удивился фон Штык.
- Эти жадные суки в Лондоне отказались проплатить мне возвращение в Россию!- Щаранский негодовал.
- Да ладно тебе, Лео,- стал его успокаивать фон Штык,- давай лучше выпьем за твой приезд.
Щаранский с фон Штыком выпили по первому стакану польского самогона «Батька Лука». Любимый вкус вызвал у Льва Натаныча ностальгию. На какой-то момент он даже стал жалеть, что заставил экипаж посадить самолет в Лондоне. Впрочем, ностальгия владела им недолго.
- Слушай, я эти дни как-то выбился из информационного поля,- начал Щаранский,- как там дела в России?
- Хороший вопрос,- Отто наполнил стаканы по второму кругу,- опять нет повода не выпить. Как и ожидалось выборы были сфальсифицированы. Причем совершенно чудовищным образом.
- Добрая весть,- Щаранский и фон Штык выпили по второму,- теперь начнется.
- Точно,- согласился с ним фон Штык,- ты как раз вовремя. Ты нам нужен в России.
- Да, но чикисты меня официально департировали,- возразил Щаранский,- мне понадобятся новые документы, новая личность.
- Ты отстал от жизни, Лео,- усмехнулся фон Штык,- мы все таки живем в двадцать первом веке. В веке компьютерных технологий. Сейчас все гораздо проще: запустим червя в систему и он вычистит все упоминания о тебе из всех компьютеров всех российских спецслужб. И твоя жизнь начнется с чистого листа!
- Да, техника далеко шагнула, - согласился Щаранский.
- Так что ты пока отдыхай, приводи себя в порядок,- фон Штык положил на стол пластиковую карту,- послезавтра ты должен быть в Вильнюсе. Там встретишься с одной особой. От нее и получишь дальнейшие инструкции.

Утро понедельника было тревожным. Все социальные сети гудели, как растревоженный улей- такого уровня фальсификаций никто не ожидал. Лехаим Обвальный призвал в своем блоге всех приходить на митинг на Чистых Прудах. Видеохостинги ломились от снятых на телефоны нарушениях.
Официальный ответ не заставил себя ждать: Чмуров объявил выборы состоявшимися и прошедшими без всяких нарушений- Рубикон был перейден.

«Сегодня жди»- прочитал эсэмэску от Мечина Мудрин. «Значит сегодня»- Мудрин подошел к окну и посмотрел на улицу. Было уже темно, за окнами загорались первые фонари. « А вот теперь посмотрим, как ты запляшешь!»- Мудрин сжал кулак и погрозил кому-то в темноте: « Как все вы запляшите под мою дудку!»

Лехаим оказался прав: митинг явно удался. Народы к открытию пришло много и он продолжал прибывать. Илюша Тышин со своей сотней стоял возле сцены и оглядывался по сторонам. Было очень сыро, но это никого не смущало. Со сцены один за другим выступающие ораторы говорили одно и тоже: про нелегитимные выборы, про подонка Чмурова, про то что пора было брать власть. Толпа постепенно разогревалась, как мощный мотор на морозе после длительной спячки. Илюша чувствовал драйв. «Обвальный молодец! Мастер своего дела,- отметил про себя Илюша,- хорошо его научили на курсах ЦРУ в Йеле! Мне бы на такие попасть!»- он даже завидовал Обвальному, но по доброму.
Илюша еще раз осмотрелся по сторонам. На сей раз его интересовала дислокация полицаев. И тут он услышал призыв, который и был ключевой фразой для начала активных действий:
- Вперед!- усиленной звуковой аппаратурой голос Обвального разнесся по площадке- Ебанные бараны из кремля сейчас от нас получат!
Сотня Илюши Тышина мгновенно, как по команде, вытащила бейсбольные биты и колонной двинулась в сторону Кремля. За ней, со знаменами и транспарантами, двинулись боевые сторонники Обвального. К ним присоединились заведенные митинговым драйвом хипстеры и прочие хорошо одетые сочувствующие.
Паша Шехтман старался держаться по ближе к Обвальному. Он выбрал для себя миссию его телохранителя. Он сжимал в кармане свой табельный пистолет, заранее снятый с предохранителя.
Колонна шла не встречая на своем пути ни малейшего сопротивления. Но полицейские, одетые в спецэкипировку попадались все чаще. Было слышно, как воют сирены на соседних улицах- там шло невидимое, но мощное движение.
«Вот этого я не учел»- подумал Обвальный. Теперь ему стало жалко, что он прогулял занятия по теории и практике уличных боев, когда был на стажировке в США. «Авось, пронесет,- думал Обвальный,- Отступать некуда!»
В этот момент головная часть колонны уперлась в перегородившую улицу шеренгу ОМОНа.
- Вперед! Бей полицаев!- истошно заорал Илюша Тышин и стал толкать в спину своих соратников изображая из себя заградотряд.
Битва была скоротечной. Отряд нападавших был не только малочисленнен но и неопытен. Полицаи легко отбили атаку нападавших. И в этот момент из всех окрестных переулков и дворов на демонстрантов, словно тараканы, набросились тысячи вооруженных до зубов, омоновцев, ни щадивших ни стариков ни детей.
Они хватали всех без разбора и заталкивали в подъезжающие один за другим автобусы, переоборудованные в автозаки.
Некоторые ушлые полицаи выглядывали из толпы прилично одетых людей и нападали на них, пользуясь общей суматохой, оттаскивали к автозаку и шмонали, собирая неплохой улов из бумажников, айфонов и дорогих украшений.
Внезапно на площади раздался оглушительный визг от которого заложило уши у всех в радиусе пятидесяти метров:
- Аааа! Уйди сука! Не трожь! Я Бомжена! Снимайте! Я Бомжена! – пара полицаев нацелились на одетую в пиздатую, с ее слов, шубу девицу- светского корреспондента Бомжену Срынка, случайным ветром занесенную на оппозиционный митинг и решила разжиться содержимым ее сумочки. Но это оказалось для них непосильной задачей. Они уже собирались отпустить эту сирену, но тут к ним подбежала подмога из четырех полицаев и в шестером они сумели затолкать ее в автобус, который сразу же сорвался с места.
- Надо уходить!- прохрипел Паша Шехтман, обращаясь к Обвальному.
- Нет, я буду с народом до конца!- отрезал Обвальный.
- Так ведь заметут вот вот!- настаивал Паша Шехтман,- Этот тайм мы уже проиграли!
- Пускай!- Лехаим был охвачен драйвом сражения.
Краем глаза Паша заметил, как полицаи скрутили Илюшу Тышина. До них оставалось совсем немного. Тут Паша решился на отчаянный поступок: выхватил табельный пистолет и стал стрелять в воздух. На какое-то мгновение это заимело действие: полицаи уменьшили натиск. Но Паша не видел, что с тыла к нему уже подобрались: сильный удар, нанесенный сзади и он полетел как птица, расставив руки, в толпу, теряя сознание.
Обвального скрутили специально подготовленные спецназовцы из ФСБ и затолкали в отдельный автозак, в котором находилось немного народа. Автозак сорвался с места и скрылся в неизвестном направлении.
После пленения вождей, сопротивление быстро стало затухать. Незнакомые люди подхватили тело Паши Шехтмана и вытащили его с поля боя.
Спустя пять минут все было закончено. Там где еще недавно была колонна людей, на асфальте в лужах крови, остались плавать знамена и транспаранты демонстрантов и их личные вещи.
rainbowwarrior: (Default)
Заткнись MTV, упади ЖЖ,
Вот свежая резолюция:
Хрустя белым снегом, идет по стране
ТВИТТЕРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!
rainbowwarrior: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nadia_yacik в post
ну вот, теперь у меня есть бейджик с логотипом "Яблока" и письмо за подписью С.С. Митрохина, удостоверяющее мои наблюдательские полномочия.
и я только что вернулась с лекции для наблюдателей, которую каждый день по 2 декабря включительно в 7 вечера проводят в штабе "Яблока".
и нам, братцы, рассказали столько интересного, что меня аж разрывает. ну, по порядку.

но сначала официальное заявление:
я решила пойти в наблюдатели, потому что мне остопиздело происходящее на выборах. меня никто не приглашал и не уговаривал, это было только мое решение. я не член никакой партии, и не собираюсь. к Яблоку я пошла только потому, что у них на сайте есть электронная форма для записи в наблюдатели на выборы: http://www.yabloko.ru/control
никаких денег мне никто не платил. и пост этот никем не проплачен и не будет. .
официальная часть окончена

записалась я в середине прошлой недели, в пятницу мне позвонили, пригласили на тренинги, я выбрала удобное время и пришла. приехала к семи вечера на Пятницкую, д.31/2. Красивенький особнячок, вход свободный. Поднялась на 4 этаж, там небольшой зальчик, мест на 100 примерно. проектор, экран, стол, стулья, сбоку - пара рабочих столов. Зал был почти полон. Большинство мужчины. Возраст разный, но в основном около 40 лет. Я не знаю, как туда пришли эти люди, спрашивать было неудобно, но судя по вопросам из зала, ими двигало тоже, что и мной...

нам очень много рассказывали. 3 часа лекции! и оторваться невозможно, очень интересно, море информации. Конечно, в основном информация именно для наблюдателей. Но есть некоторые вещи, которые хорошо бы знать любому избирателю. И он может многое заметить, если будет знать, куда смотреть. При этом ему не надо ничего делать!! только подойти к наблюдателю - любому, кроме наблюдателя от ЕдРа (кстати, почти все политические партии кроме едра перед выборами подписали хартию о взаимопомощи на выборах) и рассказать то, что он увидел. Можно не писать никаких заявлений, не делать ничего - просто скажите наблюдателю. Информация - это очень важно. Наблюдатели дальше уже знают, что делать.

оказывается, на этих выборах очень многие из учителей вообще отказались от работы в избирательных комиссиях. вот такая отличная новость - полно честных учителей, которым надоела вся эта бодяга! лично для меня это очень важно. Ну и теперь во многих изб.комиссиях принимают участие работники ЖКХ. Они, конечно, погрубее, это вам не интеллигентные учителя. Но опыта фальсификации и вбросов у них мало. С другой стороны, учителя можно было усовестить - "ну вы же учитель". А что сказать сантехнику? Вот то-то. Ну, поглядим.

внутри описываю некоторые схемы вбросов и советую на что обратить внимание, если вам не все равно )

и - да, конечно. ну даже если мы все вместе придем, все как один - ну я не верю, что ЕдРо проиграет. невозможно же. ведь вон что делается вокруг. В москве владельцы заводов, газет и пароходов, являющиеся по совместительству члепедросами, своим рабочим устраивают в воскресенье рабочие дни и заставляют голосовать на заводах - а там можно себе представить, ЧТО они нарисуют в итоговых протоколах... В ВУЗах, в техникумах вдруг 4 декабря становятся "учебным" днем, а на местах - избиркомы, которых сроду не было раньше. Да, вот за один раз, 4 числа, систему не изменить.

но вы посмотрите что делается.
учителя отказываются работать в ИК.
в Яблоко только в Москве пришло 3 тыщи человек - добровольно пожертвовать своим временем, чтобы не допустить фальсификаций. из тех, кто сидел в зале сегодня, всего 4 человека принимали участие в выборах раньше. остальные все в первый раз, как и я.
На прошлых выборах явка была уже выше, чем на позапрошлых, а в этот раз среди моих знакомых почти все идут голосовать, даже те, кто не ходил никогда.
и Путина освистали. Ах, как это здорово!! Освистали, освистали его!!

их полно, этих сук продажных - но нас-то больше, ребят.
они ведь нас быдлом считают.
так давайте им не будем, а? вот просто им назло, назло.
пожалуйста, придите голосовать.

Upd - да, можно давать ссылки на этот пост.

Upd-2 - как голосовать тем, кто вдали от дома и не может взять открепительный

Идете в ближайщую избирательную комиссию, но обязательно не позднее, чем за три дня до голосования, подаете заявление о том, что хотите получить открепительное удостоверение и проголосовать на этом участке. С паспортом идете, разумеется.

Собственно, инструкция тут: http://dirty.ru/comments/328310
rainbowwarrior: (Default)
Восток- дело тонкое.

- Ахалай-махалай,- причитал пожизненный президент Таджикистона, прогуливающийся по внутренним покоям своего дворца в компании с премьер министром,- смотри, что творят эти неверные: арестовали брата жены в Москве с пакетиком героина, и вообще, под разговоры об евразийстве весь наркотрафик под себя загрести пытаются! Ах, шакалы-неверные!
Премьер, а по совместительству и руководитель тайной спецслужбы, только согласно кивал головой.
- Слушай, за такое наказывать надо!- президент все больше распалялся,- у русских и так денег немеренно! Зачем они в наш огород лезут?
- Неймется чикистам, после того, как мы их со своей территории выдавили,- подал голос премьер.
- У шайтан-майдан!- выругался президент.- надо показать этим русским кузькину мать!
- Наши люди готовы! Планы разработаны!- доложил премьер.
- Ну так вперед!- воодушевился президент,- нанесем удар неверным! Да, поговори с соседними халифатами, пусть присоединяются к нашей борьбе! Вместе мы легко одолеем неверных!

Расширенное заседание кабмина вел премьер:
- Как вы знаете, господа, у нас на носу выборы. Мы не должны проиграть!- выдал сентенцию премьер и все в зале закивали головами в знак одобрения,- однако есть у нас кое-какие перегибы на местах. Вот недавно странное мероприятие было: «Русский марш». Я спрашиваю, что значит русский марш? Русский марш должен быть в армии: приказали русским маршировать, они, значит, маршируют до сортира или там на поле картошку копать. А что за лозунг такой: «Хватит кормить Кавказ»? Это когда это русские маршировщики его последний раз кормили?- премьер стал распаляться и все присутствующие, инстинктивно стали вжимать головы в плечи,- Что за бардак творится, я вас спрашиваю?- он посмотрел на министра внутренних дел,- опять Нургалеев что-то такое разрешил?
Министр МВД отрицательно замотал головой и уже было открыл рот, но вовремя передумал.
- Русские должны маршировать так: упал-отжался, вспышка с права! Барин едет, холопы в пояс кланяются! А не сигналят не пойми чего!
- А еще партию жуликов и воров придумали,- подал голос спикер Козлов.
- Да,- подхватил премьер и посмотрел на президента,- Димас, что за балет? «Правую партию» провалил? Провалил. Сейчас тебе дали другую- правящую. Так ты и тут касячить умудряешься! Почему рейтинг падает? Почему твои триперные друзья пасть свою разевают?
Президент густо покраснел: ему захотелось спрятаться под столом.
- Зажирели вы за последние десять лет! Забронзовели!- продолжил взбучку премьер,- единственный, кто еще работает, так это Центризбирком,- он повернулся к председателю Центризбиркома,- Центризбирком готов к победе нашей партии на выборах?
- Так точно!- молодым козликом подпрыгнул с места бородатый старикан, руководитель центризбиркома.
- Вот берите пример с него,- ткнул в его сторону пальцем премьер,- старый конь борозды не портит!
- Но, Владим Владимирыч,- потупил глаза Чмуров.
- Что но? Что но, я вас спрашиваю?- премьер обрушил волну гнева на председателя Центризбиркома,- вам что зубки полечить надо? Так я это играючи!
- Тут такая проблема: победа партии обеспечена, но если будет слишком большая доля протестного электората, то победа может быть не совсем убедительной.
-Ну так сделайте что-нибудь!- проорал премьер,- я что только не делаю для нашей победы! Готов уже и роды принимать и сам заделывать этих, каких и там! А вы все на задницах сидите, штаны протираете! Где посадки я вас спрашиваю? Почему весь этот «Русский марш» не марширует по тайге по двести восемьдесят второй? Почему эти острословы, эти которые против жуликов и воров не сидят на нарах или газопровод какой не строят? Чьи это, я спрашиваю недоработки? У нас есть МВД, КГБ, ФСБ, ФСО, ФСИН, хуин и еще какие-то охранители,- премьер импульсивно загибал пальцы,- а посадок нет! Мерседесы значит есть, взятки за них значит есть, а посадок нет! И как мне все это понимать? Как нам с этим жить дальше? Вы же своим безделеем, неумением или нежеланием работать с электоратом всю нашу предвыборную картину портите! Весь протестный, как вы говорите, электорат должен быть где? Где я вас спрашиваю?
Все стали пожимать плечами.
- Я так и знал, что и мысли у вас отрофировались: весь протестный электорат должен быть на «Русском марше» по тайге! С кайлом и лопатой! С двуручной пилой! Как при Сталине, да не будь он к ночи упомянут!
Премьер явно стал выдыхаться. Председатель федеральной службы безопасности улучил паузу и решил вставить свои пять копеек:
- По нашим данным, Владим Владимирыч, усилилась деятельность враждебных спецслужб. Есть данные, что к нам засланы эмиссары, в поисках деструктивных сил. И бюджеты у них немалые.
- Вот! А что я вам говорил!- премьер опять разошелся,- понятно что «Русский марш», «Хватит кормить Кавказ» или ПЖИВ это все оттуда. Наш человек на такое не способен просто: дали кайло- копает землю, пожрал, выпил, машину в кредит купил и счастлив! Что ему еще надо?
Все дружно закивали головами.
- Есть конкретная информация по эмиссарам?
- Вот,- руководитель ФСБ протянул премьеру папку.
- Хорошо, спасибо, я потом посмотрю. А теперь вернемся к россмолодежи,- премьер устремил огненный взгляд в сторону Яковенко,- мы на молодежь деньги тратим? Тратим. Селигеры-хуегеры устраиваем? Да, устраиваем! Смену растим? Да растим! Так какого хуя Вася, твой сброд не действует? Что ты не мог найти бойцов и решить вопрос с организаторами этого долбанного марша? Мог ведь?
- Команды не было, Владим Владимирыч,- стал оправдываться Яковенко.
- А когда твои ребята журналиста пиздили, с которым ты бабу не поделил, ты команды не ждал? Сам принял решение, ты же большой. Да к тому же еще и начальник! С Мерседесом! А мы потом подчищали, твое дерьмо! А значит за родину постоять тебе команду давай! Так вот, Вася, есть тебе команда! Что б никаких тридцать первых, никаких «русских маршей», ни каких жуликов и воров на время проведения обеих избирательных кампаний! Это касается всех!- премьер окончательно выдохся.
- А теперь все свободны. Соберемся здесь же, через два дня. И чтоб у каждого был план успешных мероприятий! Мы не должны проиграть выборы!
Все заметно оживились, поправляли галстуки и под мерный шумок стали выходить из кабинета.

- Тебе привет от Осиновского,- с порога сказал Щаранский, рукопожатно тряся руку Обвального.
- Ну и как там Борис Абрамыч поживает? Не хворает? Уж больно он жаловался на лондонский климат,- участливо ответил Обвальный.
- Боюсь московский климат для него сейчас еще меньше подошел бы,- философски ответил Щаранский,- вот познакомьтесь- Саломон Хайкин, мой соратник по борьбе. Представляет интересы Госдепа в России.
Обвальный горячо рукопожался с Саломоном:
- Прошу к столу. А то мы что-то в дверях толпимся, как три тополя на Плющихе.
Саломон проголодался и его не пришлось приглашать дважды. После первого стакана разговор продолжился:
- Борис Абрамыч просил передать, что видит в тебе, Лехаим, гаранта своего скорейшего возвращения на родину,- Щаранский испытующе посмотрел Обвального.
- Глазастый он стал в своих лондонских туманах,- Обвальный открыто посмотрел на Щаранского,- умеет старик Осиновский чужими руками жар загребать.
- Не бесплатно,- Лев Натаныч достал из кармана пластиковую карту и положил на середину стола.
- Своевременно,- кивнул головой Обвальный,- я как раз Ламборжини заказал. Скоро должна прийти.
- Неполживо,- кивнул головой Саломон,- а я все на семерке рассекаю. БМВ.
- Саломон у нас аскет,- подтвердил Щаранский,- бескорыстно положил голову на алтарь!
- За это надо выпить,- предложил Обвальный.
Дважды предлагать не пришлось.
- Конечно, подготовка революционных отрядов денег стоит,- перешел к обсуждению деталей проекта Обвальный,- но надо уделять внимание и медиаконтенту. Все-таки в двадцать первом веке живем. А это будет стоить совсем других денег. По счастью у меня есть выходы на людей в медиамире.
Щаранский согласно кивнул головой и в третий раз наполнил стаканы:
- Надо обратить внимание на нейтрализацию попыток противодействия действующий власти.
- Будут провокации,- согласился Обвальный.
- Арест неизбежен,- со вздохом согласился Хайкин.
rainbowwarrior: (Default)
В х-палатке.

Щаранский прошел в комнату:
- Ну и гадость же вы пьете,- он презрительно взял в руки бутылку ингушской паленки,- Обвальный всех нормальных поставщиков с рынка выдавил. Щаранский Лев Натаныч,- протянул он руку Паше.
- Паша Шехтман,- обрадовано пожал ему руку Паша,- Саломон мне много про вас рассказывал.
- Приврал, небось,- изобразил шутейное недоверие Лев Натаныч.
Саломон вошел в комнату и ткнул пальцем в телевизор, где в прямом эфире канала СиэНэН шло побоище изначально бывшее русским маршем.
- Уходить отсюда надо,- сиплым голосом сказал Саломон,- а то заметут. А не заметут, так машину сожгут, ироды.
- Однозначно,- вспомнив свою недавнюю профессию, мотнул головой Паша Шехтман.
- Ну так веди,- согласно кивнул головой Щаранский,- хотя я бы конечно перекусил с дороги.
- Лучше чуть обождать и подстраховаться, чем тюремной баландой потом перекусывать. Есть у меня один схорон. Поехали в Химки, братва.- безапелляционно сказал Саломон.
- Окей,- согласился Щаранский.
- Я все с собой возьму,- сказал Паша Шехтман, собирая со стола закуску и недопитые бутылки.
- А я пока соседей предупрежу,- Саломон накинул телагрейку на плечи,- ключи от хаты оставлю, чтоб полицаям открыли, когда с обыском нагрянут. А то я уже запарился дверь ремонтировать.
Спустя пятнадцать минут троица была уже на пути в Химки. Саломон радовался чудесному обретению новой старой машины. Паша Шехтман не мог понять, откуда взялся этот автомобиль, тем более что он сам и вел дело об его угоне. Наконец он не выдержал и напрямую спросил об этом у Щаранского. Лев Натаныч пожал плечами и заговорщицки подмигнул Паше:
- Угонщики только номера украли. Сам погляди, машина-то цела.
- Цела,- согласился Паша.
- Надеюсь страховку-то вы получили?- поинтересовался Лев Натаныч.
- А на что пьем третий день?- вопросом на вопрос ответил Саломон.
- Вот и чудненько!- потер руки Щаранский,- и страховку получили, и машина цела осталась.
- А с номерами вопрос решим,- подхватил Паша Шехтман.
Так за разговором они добрались до Химок.
- Посидите тут,- сказал Саломон,- а то толпой завалимся и хозяйку испугаем.
В этот момент из подъезда вышла женщина, тащившая за собой чемодан на колесиках.
- А вот и хозяйка,- сказал Саломон Хайкин.
- А ведь я ее знаю,- сказал Щаранский,- это подружка Джона Маккейна. Я сам их и познакомил в Нью-Йорке.
Они вместе вышли из машины и подошли к женщине.
- Привет,- сказал Саломон.
Девушка в ответ скривилась, но увидела Щаранского и сразу расплылась в улыбке.
- Добрый день,- Лев Натаныч галантно поцеловал руку дамы,- куда собираетесь, Женечка.
- Джонни пригласил на пару недель на Багамы,- она немного покраснела,- вот и спешу уехать из этой страны.
- Нам бы перекантоваться в твоей палатке пару деньков,- продолжил Саломон,- сама знаешь, что тут твориться.
- Вот тебе бы ни за что не дала,- гневно сверкнула она глазами на Саломона,- опять блядей натащишь и бомжей всяких, а мне потом отмывать все после ваших пьянок!
- Ну я, ну ты,- оторопел Саломон,- митинг у нас тогда был! Спор жаркий возник потом,- Саломон сально улыбнулся вспомнив прошлую пьянку.
- Только из-за Льва Натаныча исключительно, пуская тебя!- она сунула руку в сумочку и достала связку ключей и протянула ее Щаранскому,- вот Лев Натаныч, пользуйтесь на здоровье. Этот ирод знает как проехать. Там на холодильнике есть телефончик, если убраться надо или там постирать-сготовить, это моя домработница по палатке. Звоните, придет и все сделает. Я ей вперед плачу, так что пусть не кочевряжится. А если еще какие услуги женские там нужны будут этот,- она шутейно замахнулась на Саломона,- всех местных блядей знает. Ну бывайте мальчики, вот и машина за мной приехала.
Женечка на прощанье помахала рукой и забралась в удлиненный Линкольн с дипломатическими номерами и флагом Соединенных Штатов на крыле.
- Красиво жить не запретишь!- присвистнул Паша Шехтман, провожая взглядом лимузин, выруливающий среди помойных контейнеров.
- Ну поехали, чего тут торчим, как три тополя на Плющихе,- проворчал Саломон усаживаясь за руль. Компаньоны присоединились к нему.
Дорога к палатке экологов проходила мимо полуразрушенного здания городской администрации. К удивлению Щаранского к лагерю экологов вела вполне себе нормальная асфальтированная дорога, да и сам лагерь был больше похож на котеджный поселок.
Палатка Жени была самой приметной: два этажа, мансарда со спутниковой тарелкой пристрой с гаражом. Лев Натаныч присвистнул от неожиданности.
- Не хилые палатки у местных экологов!
- Противостояние планируется долгим. Путяра собирается придти на два срока по шесть лет.- объяснил Саломон.
Внутри Жениной палатки было ничуть не хуже, чем снаружи: плазма, размером во всю стену, кожаная мебель, бар, заполненный дорогим алкоголем - вся обстановка палатки располагала к экологической борьбе.
Компания уютно расположилась в комнате и приступила к трапезе:
- Здесь нас точно никто искать не будет,- удовлетворенно сказал Саломон,- За все уплачено.
- Отлично,- кивнул головой Щаранский,- наконец-то сможем поговорить спокойно.
Они выпили и хорошенько закусили. Сытость и успокоенность располагали к неспешной беседе.
- Наши западные друзья уполномочили меня заняться координацией революционного подполья этой страны,- напрямик начал Щаранский,- Вот!
Он положил на стол пластиковую карту, полученную в Лондоне:
- Это первый транш на революцию.
Паша взял пластиковую карту и повертел ее в руках, осознав всю важность момента: на его глазах творилась история.
- Что скажешь, Саломон!
Хайкин сыто зевнул:
- Тут надо подумать,- начал он не спеша, прикидывая в голове, как ему грамотно присосаться к революционному бюджету,- на ум приходит только Лехаим Обвальный. Да он и сам человек не бедный: свою паству стрижет.
- А давайте откроем штаб революции!- предложил Паша Шехтман.
Щаранский с Хайкиным с любопытством посмотрели на молодого человека:
- А в этом что-то есть,- кивнул головой Щаранский.
- Главное отчеты в Лондон слать систематически,- согласился Хайкин,- и все будет тип-топ! Освоим бюджетец не хуже жуликов и воров!
- Молодец, Паша,- похвалил его Щаранский,- мы пока с Саломон до Обвального скатаемся, а ты накидай план первостепенных мероприятий. Вечером пленум проведем.
rainbowwarrior: (Default)
4 ноября.

- И что это такое вчера было?- спросил Лев Натаныч Отто фон Штыка, когда они утром следующего дня встретились в баре отеля.
- Заманчивое предложение,- усмехнулся фон Штык,- как оно тебе?
Щаранский пожал плечами.
- Ты же всегда мечтал о своей собственной революции. Вот теперь у тебя появилась прекрасная возможность ее возглавить.
Щаранский погладил в кармане рукоятку пистолета Натальи.
- Но меня там скорее всего ищут.
- Возможно,- уклончиво сказал фон Штык,- но у чикистов сейчас много дел. Боюсь, им будет не до тебя какое-то время.
- Ну и какое мне место отводится в очередной, плановой русской революции?- Щаранский быстро смирился со своей новой миссией.
- Необходимо будет координировать действия революционеров и наших спецслужб. Необходимо обучить революционеров методам уличной борьбы, необходимо наладить контрразведку в революционном движении, необходимо будет следить за финансовыми потокам. Та эта страна такое место, что деньги очень быстро находят новых хозяев.
- С этим нельзя не согласиться,- кивнул головой Щаранский,- ну и как я туда попаду?
- План такой: мы тебе даем точь в точь такую же БМВ, на который ты разъезжал и попал в эээ… аварию, скажем так. Мы ее перегоним через наш коридор. И ты на ней возвращаешься в Москву, как-будто ты Россию не покидал. Наши спонсоры тебе послали вот это,- он положил на стол золотую пластиковую карту,- тут первый революционный транш. Посмотришь, как там пойдут дела, а дальше решим что делать. На кого нам стоит опереться в деле победы над режимом.
- Отлично, -кивнул головой Лев Натаныч, - когда выступаем?
- Самолет через два часа,- посмотрел на часы фон Штык,- машина тебя ждет уже в Вильнюсе.
- Слышь Отто,- обратился к нему Щаранский, распорядись там, чтоб хоть пару ящиков нормального уиски в багажник положили, а то Лехаим Обвальный всю Москву паленкой заполонил.
- Окей, Лео,- кивнул головой фон Штык,- давай присядем на дорожку.
- Давай уж грамм по двести за победу накатим. Что сидеть просто так?- ответил Щаранский.

Молодые люди в черных куртках и спортивных костюмах еще за темно начали стягиваться к точке начала марша. Уже на дальних подступах их встречали полицейские кордоны и рамки металлоискателей. Однако они были чисты: план Обвального по вооружению рогатками полностью оправдал себя.
Ребята сбивались восьмерками, каждый в свой байт и напряженно ждали начала марша, разминаясь на холоде.
Наконец настал долгожданный час. На сцену вышел Лехаим Обвальный. Он молча осмотрел толпу собравшихся, помолчал и зиганул правой рукой. Толпа молча зиганула ему в ответ.
- Соратники!- начал свою пламенную речь Обвальный,- сегодня у нас не простой русский марш, сегодня у нас первый день революции, результатом которой будет полное и окончательное истребление чикизма-путинизма в этой стране!
-Зиг хайль! Зиг Хайль! Зиг хайль!- троекратно ответила ему площадь.
- «Хватит кормить Кавказ!»- проскандировал Обвальный.
- «Россия для русских!»- ответила ему площадь.
- «Москва для москвичей!»- подхватил Обвальный.
- «Бей хачей, спасай Россию!»- в неистовстве вопила толпа.
К сцене пробивался майор, отвечающий за организацию оцепления марша.
- Ты что себе позволяешь?- начал он орать на Обвального,- разжигаешь падла? По двести восемьдесят второй чалиться хочешь?
Внезапно майор споткнулся и погрузился в море быстро взлетевших и упавших на него кулаков. Обвальный сделал знак своим сторонникам. Затоптанного майора с разбитым носом и фингалами под глазами подтащили к сцене. Обвальный нагнулся к нему и улыбаясь спросил:
- Тебе что, полицай, на жизнь насрать? Когда мы придем к власти, я тебе такую, сука, двести восемьдесят вторую стать покажу! Ты Сталина, как Санта Клауса вспоминать будешь! Ты меня понял?
Майор затрясся, почувствовав вокруг себя силу, которой раньше в толпе он не ощущал. Обвальный сделал знак и сподвижники вытолкали полицая обратно за оцепление.
- Ко мне сейчас подходил начальник полицейского оцепления,- обратился к митингующим Обвальным,- и просил меня все вам передать, что полиция то же с нами, с русскими. И полиция вместе с нами говорит: Долой партию жуликов и воров! Путяра пшел вон! А теперь вперед к победе нашей революции!
Колонна двинулась вперед чеканя шаг. Они не прошли и пяти минут, как наперерез первым рядам бросились из ближайшей подворотни вооруженный битами отряд человек в сорок, одетые в синие жилетки с логотипами правящей партии. Завязалась драка, которую стали снимать иностранные и российские демократические журналисты.
Только посвященные знали, что это постановка. Ряженные доставали из под жилеток биты и передавали их по рядам. Кровь разбрызгивали из специальных бутылочек. В общем, все получилось достаточно натурально. Как только полиция попыталась вмешаться, заметно поредевший отряд нападавших уже разоруженный скрылся снова в подворотне.
Наконец отряд достиг своей первой цели. Это был райком правящей партии. Вперед снова вышел Лехаим Обвальный:
- Вот перед вами вертеп партии жуликов и воров, тех самых воров, которые крадут наши налоги, грабят наши недра и подделывают наши голоса! Кто хочет что-нибудь им сказать?
Толпа возбужденно загудела. Первые ряды бойцов достали рогатки начали бить окна в здании. Тут же с задних рядов вперед стали передаваться бутылки с зажигательной смесью, которые сразу полетели внутрь здания. Здание мгновенно занялось, охваченное пожаром.
Марш продолжился дальше.
Следующим местом остановки стал районный рынок. Четыре байта бойцов. Вооруженных битами заскочили со всех входов внутрь рынка и выгнали всех торговцев восточной внешности на улицу. Торгаши скучковались и жались друг к другу. Лехаим Обвальный обратил на них внимание толпы:
- Вот еще один результат деятельности партии жуликов и воров! Они- он показал пальцем на перепуганных торговцев,- наживаются на наших пенсионерах, на наших с вами бабушках и дедушках, что бы ездить потом по своим горам и аулам на Порше-Кайенах !
Толпа неодобрительно загудела. Лехаим не стал сдерживать ее от самосуда.
Дальше мероприятие приняло стихийный характер. Кто-то обнаружил в соседнем переулке Мерседес с номером АМР: желающие выместили злобу на нем, размолотили все стекла, сняли колеса и сиденья, а под конец закидали бутылками с зажигательной смесью; кто-то лазил по рынку и окрестным улицам в поисках хачей и прочей мелкой поживы. Кто-то, пользуясь случаем. Вспоминал девяностые, забирая под свою крышу близлежащие ларьки.
Спустя три часа такого праздника появился ОМОН под командованием генерала Гоголя.
Бой был неравный: слабовооруженная толпа, против подготовленного, закованного в кевлар ОМОНа. Впрочем все произошедшее четко укладывалось в сценарий, разработанный Обвальным. Иностранные фото и видео корреспонденты с энтузиазмом снимали зверства ОМОНа и передавали их в прямом эфире. Лехаим Обвальный раздавал улыбки и интервью на другом конце Москвы, тем самым, подчеркивая стихийный характер гнева населения, вылившийся в массовое побоище.

Саломон Хайкин и Паша Шехтман сидели на диване в квартире Саломона и следили за происходящим по каналу СиэНэН, запивая все это паленой ингушской водкой и димедрольным пивом.
Паша нервничал, глядя на происходящие, и, возбужденно, ел пельмени, прямо из кастрюльки:
- Что творится дядя Саломон! Что творится!- Паша был в крайнем возбуждении,- Это ведь революция? Да?
- Погоди еще. Какая же это революция? Один погром, это еще не революция!
- А что же это тогда? – не отставал Паша.
- Не знаю,- пожал плечами Саломон,- был бы рядом Щаранский, вот он бы точно сказал. А я тебе точно могу сказать, чем все это дело пахнет: скорым и неминуемым арестом!
Саломон взглядом поискал свой дежурный комплект политзека.
Внезапно в двери раздались призывные звонки:
- Что-то быстро они сегодня,- проворчал Саломон, подхватил пакетик с пожитками и направился к двери.
- Иду, открываю уже, только дверь не ломайте,- причитал Хайкин, отпирая замок и открывая дверь.
К его большому удивлению на пороге стоял улыбающийся Щаранский с двумя бутылками кошерного уиски и пакетом с закуской с логотипом литовской сети супермаркетов «Максима».
Хайкин остолбенело попятился назад.
- Что-то тут гостям не рады,- шутейно проворчал Лев Натаныч, закрывая за собой дверь.- кстати. Забери ключи от своей машины. Она как новенькая, вот только жаль, номеров нет. Ну, я думаю, что ты что-нибудь с этим придумаешь. Кстати, чем у нас сегодня тут угощают.
Как ни в чем не бывало, Лев Натаныч снял ботинки, переместился в уютные домашние тапочки и устремился в глубь квартиры.
rainbowwarrior: (Default)
Пропагандон.

Чурков зашел в свой кабинет и с удивлением обнаружил там Мечина, сидевшего на его месте и изучавшего содержимое его ящиков:
- А, Слава!- радостно махнул он ему рукой,- ну проходи. Чего стоишь, как неродной.
Чурков прошел внутрь и сел напротив Мечина.
- Ну как здоровье? Ничего не болит?
- Да вроде не жалуюсь,- парировал Чурков.
- Ну вот и ладненько,- кивнул головой Мечин,- а знаешь, Слава, своей жизнью и здоровьем, ты обязан мне.
- Наслышан,- Чурков пристально посмотрел на Мечина.
- Это хорошо, Слава, что ты наслышан. Я не сомневаюсь, что твоя благодарность мне просто таки безгранична. Так Слава?- Теперь Мечин смотрел на Чуркова пристально.
Чурков решил сделать паузу и смотрел в холодные глаза Мечина
- Так Слава?- голос Мечина стал совсем угрожающим,- что-то я ответа не слышу.
- Так Игорь Иваныч,- отвел глаза Чурков.
- Ну вот и ладненько,- Мечин убрал стальные нотки в своем голосе,- а раз так, то долг платежом красен. Бери ноги в руки, подключай свою пиздобратию и подготовь мне детальный план по дестабилизации организации беспорядков на улице, чтоб мы их железной рукой подавили потом в зародыше. Сроку три дня. Будешь готов, отзвонись. Я тебе назначу место встречи.
Мечин встал из-за стола и, не оборачиваясь, вышел из кабинета.
Чурков сел за стол и вытер холодный пот со лба: возвращение в Кремль ему пока не принесло никакой радости.

Саломон Хайкин и Паша Шехтман направлялись к ближайшей забегаловке отметить увольнение Паши из органов. В кармане у Саломона была бутылка паленой ингушской водки, которую он прикупил, на всякий случай, в ближайшем сигаретном ларьке из-под полы. Паша радовался, как ребенок, что они идут покушать пельмешков, Хайкин рассказывал ему байки из правозащитной жизни. Так Паша Шехтман узнал про Щаранского, который тут же стал его кумиром.
Они вошли в забегаловку и заказали полный стол пива и по сдвоенной порции пельменей.
Под пиво и пельмени Саломон перешел к рассказу про партию жуликов и воров и боевые отряды Лехаима Обвального. При упоминании его имени, тут же за их столом материализовался мужчина в очках, шляпе и рваной куртке вида вчерашнего интеллигента.
- Вижу об Обвальном у вас речь зашла?- вежливо поинтересовался он, взяв без спроса кружку пива со стола и погрузив туда свои усы.
- Вот, дядя Саломон мне про героев России рассказывает,- пояснил ему Паша Шехтман,- а то жил я, как в темноте. Работал в ментовке. А тут вот она жизнь!
Незнакомец чуть не поперхнулся пивом, изо рта у него вылетел фонтан, краем попавший на Саломона.
- Это Обвальный то герой?- с издевкой спросил незнакомец и начал пододвигать к себе очередную кружку,- а вы что не читали его переписку, которую недавно Хэлл ломанул?
- Читать чужие письма не красиво,- возразил ему Хайкин,- вас родители этому в детстве не учили? К тому же где гарантия, что это не чикистский фальшак?
- Где гарантия, где гарантия?- передразнил его незнакомец, отпивая пива и вылавливая грязными пальцами пельмень из тарелки Паши Шехтмана,- Обвальный предатель. Он на содержании у ЦРУ!
- Ну как же,- возмутился Паша Шехтман,- он же с жуликами и ворами борется! С теми которые расхищают бюджет и покупают на его деньги дорогие иномарки.
- Дурак ты,- незнакомец больно стукнул Пашу в лоб костяшками пальцев,- борется он с ворами,- передразнил он его,- а ты подумал, какая польза от этого для страны? Неизвестно. А вот вред от его деятельности очевиден. Ну может и украли, да и то не украли а использовали не по целевому, а этот, раструбит об этом на весь белый свет и имиджевый урон для великой России будет на миллион! Вот понимать надо!- незнакомец посмотрел с победоносным видом на пригорюнившегося Пашу Шехтмана, забрал его тарелку себе и начал жадно есть пододвинув поближе еще пару кружек пива.
-Странно получается,- продолжил Паша Шехтман после паузы, даже не заметив, что незнакомец сожрал все его пельмени и сейчас довольный облизывал жирные пальцы,- чиновники воруют, вертикаль тандема им потакает, а Лехаим Обвальный плохой?
- Именно так молодой человек,- сыто рыгнул незнакомец допив очередную кружку с пивом,- именно так. Это отребье Обвальный думаешь просто так типа борется с коррупцией. Нет,- он покачал грязным пальцем возле носа Паши,- он за деньги хомячков борется с так называемой коррупцией и позорит честных людей. Вот тут у меня ссылка есть,- он достал из кармана грязную, замызганную брошюру, тут выдержка из письма, где Обвальному предлагают опубликовать компромат на уважаемых чиновников за очень крупную сумму и отнюдь не рублей. И этот прохвост сразу же берется за дело.
- Ну и как компромат?- поинтересовался Саломон Хайкин.
- А что компромат?- не понял незнакомец.
- Ну туфта или правда компромат оказался?- уточнил вопрос Саломон.
- А какое это имеет значение?- удивился незнакомец,- мы не обсуждаем качество компромата, мы говорим о том, кто за него деньги башлял,- незнакомец жадно посмотрел на горлышко водочной бутылки, торчащее из кармана куртки Саломона.
- И кто?- с любопытством поинтересовался Паша Шехтман.
- Борис Осиновский!- торжественно произнес незнакомец, подняв вверх указательный палец.
Видимо он думал, что звук этого имени будет подобен взрыву, но этого почему-то не случилось.
- А кто это?- поинтересовался Паша Шехтман.
- Да так, мудила один, который нам подарил путяру,- объяснил ему Саломон.
- Путяра-зло! Путяра должен уйти!- безапелляционно заявил Паша Шехтман и глазами поискал пиво на столе. Однако вокруг незнакомца стояли только пустые кружки.
- Любишь путяру?- напрямик спросил незнакомца Саломон.
- Да люблю!- окрысился незнакомец.
- И голосовать за него будешь?- уточнил Хайкин.
- Да буду!- огрызался незнакомец.
- Да твой путяра первый враг для страны. Сколько лет у власти, а ничего для нее не сделал. Только друзей своих поставил контролировать нефте-газ, который за границу толкает.
- Это неправда!- завопил незнакомец,- вот у меня тут в цифрах есть доказательства.
Договорить он не успел, Саломон со всего размаху врезал ему кулаком по физиономии, отчего незнакомец слетел со стула, выронив брошюру.
- Это пропагандон Паша,- объяснил ему Саломон Хайкин,- агитатор за жуликов и воров.
- Ах ты сука!- подскочил к нему Паша Шехтман махая перед носом табельным пистолетом,- лапшу нам на уши тут вешал. Да ты сам такой же жулик и вор!
- А вы! А вы!- завизжал поросенком пропагандон,- а вы оба либерасты! Вот кто!
- Ты кого пидарасами обзываешь, сука?- Паша попытался пнуть агитатора, но Саломон его остановил:
- Не марайся об это дерьмо. Лучше пристегни его к батарее: пусть посидит пока смирно.
Незнакомец сжался в комок и тихо скулил, пока Паша пристегивал его наручниками к батарее.
- Посмотрим, что за дерьмовым чтивом он у нас перед носом размахивал.- Саломон поднял с пола упавшую брошюру.
- Так издательство жуликов и воров,- сказал он, рассматривая обложку с характерной символикой,- пособие агитатора или как выиграть в споре с оппонентами партии, включая десять неудобных вопросов.
Хайкин полистал брошюру, полную цифр, графиков и разъяснений.
- Экая мерзость,- сделал он вывод,- странные эти люди, жулики и воры, они думают, что их цифры могут кого-то убедить, когда вокруг жизнь становится только хуже год от года.
Саломон стал рвать брошюру. При этом незнакомец стал жалобно выть, а потом с яростью попытался укусить его за ногу:
-У-у-у, проклятые либерасты! Ну ничего! У меня дома еще одна есть! Все-равно вам нас никогда не победить! Даже если вы все против нас проголосовать задумаете, у вас все-равно ничего…
Договорить он не успел, Паша Шехтман со злости засадил таки ему в ухо:
- Все сожрал у меня и выпил, так еще и мозги засрать пытался. У, гад!- он еще раз замахнулся на незнакомца пистолетом, от чего тот совсем сжался, но бить не стал.
- Вот такие они жулики и воры,- философски подметил Саломон,- пойдем отсюда, Паша. Воздух здесь спертый.
И они вышли на улицу.
rainbowwarrior: (Default)
Два еврея.

Щаранский вместе с Отто фон Штыком удобно разместились в партере Высокого лондонского суда. Вместо оркестра по импровизированной сцене туда-сюда сновали секретари, по проходам между рядами, проходили торговцы попкорном, кока-колой и пивом с хот-догами. Щаранский купил программку.
- «Два еврея»,- прочитал он название,- Слышь Отто, а что это за модерновый спектакль тут дают?
- Это не спектакль,- ответил фон Штык,- это один русский олигарх из бывших, ныне живущий в Лондоне, подал в суд на нынешнего русского олигарха, живущего в Лондоне.
Щаранский закивал головой:
- Трудно понять вас европейцев. Русские олигархи, живущие в Лондоне делят российское имущество в лондонском суде.
- Да что тут понимать,- отмахнулся фон Штык,- вспомни классика: умом Россию не понять…
- Ну да,- согласился Щаранский и продолжил изучение программки.
Тем временем зал уже заполнился до отказа зрителями, одетыми в вечерние костюмы. Все периодически поглядывали на часы. Наконец в зале свет стал плавно гаснуть. Зал разразился дружескими аплодисментами. На сцену вышел состав суда и разместился на кафедре истец и ответчик и их адвокаты разместились напротив друг друга.
Щаранскому казалось что еще мгновение и в зале грянет оркестр с первыми вступительными аккордами, но этого не случилось.
Лев Натаныч хлюпнул допивая остатки пива из банки и отправил в рот пригоршню поп-корна.
«На кого бог пошлет!»- произнес он шепотом и бросил банку вверх по направлению в глубину зала. Возглас «Факен шит!»- произнесенный лицом женского пола, убедил Щаранского, что он попал точно в цель: вот теперь можно было и погрузиться в созерцание происходящего на сцене.
Первым взял слово представитель истца, Бориса Осиновского – низенького лысыватого еврея, Рихард Рабинович. Он красочно описал, как ответчик, пользуясь своим влиянием в Кремле в начале нулевых раскулачил за сущие копейки своего подзащитного.
Ответчик, высокий небритый, но то же еврей, не говорящий по английски, хотя живущий в Лондоне непрерывно уже лет десять, Роман Агдамович, энергично вскочил со своего стула:
- Чо за дела?- завопил он на весь зал, как потерпевший,- че базарит, этот грязный поц! Кто обул этого лоха? Я обул? Ты за базаром следи, мудила!- парировал он выступление адвоката.
- Ну че ты гонишь, чмо!- вскочил со своего места Осиновский,- Ты скурвился, снюхался с кровавой гэбней и кинул меня на бабки! Забыл что ли? Я тебе легко это припомню.
- За базаром следи, лошара,- выгнул пальцы веером Агдамович,- у тя сроду ниче, кроме лилового пиджака не было! Вспомни кем ты был? Кидалой и разводилой. Вот Бадрик был пацан. Тут ничего не попишешь!
- За Бадрика, плохого ничего не скажу,- согласился Осиновский,- хороший мужик был. Жаль рано ласты склеил, а то мы бы с ним еще дел наделали. Слышь, казел, ты зубы давай не заговаривай. Ты мне конкретно бабок должен! Когда рассчитаешься? А не то мы с брателло,- он показал на судью,- тебя мигом на счетчик поставим!
- Ты на кого лапу поднимаешь упырь?- Агдамович совсем рассверипел, -За козла ответишь! Жид пархатый!
- Чья бы корова мычала!- парировал Осиновский. Внезапно он выскочил со своего места и подскочил к Агдамовичу, пытаясь ударить его по яйцам.
Но судья был бдителен и застучал молотком по столу, буквально за долю мгновения до начала потасовки:
- Брейк! Разошлись по своим углам! На этом заседание объявляю закрытым! Следующее заседание состоится завтра. Билеты продаются в кассах суда и на сайте контромарка ру.
Свет в зале вспыхнул на полную мощность, Зал встал и взорвался аплодисментами.
Агдамович и Осиновский взялись за руки вышли в центр зала и стали кланяться публике, осыпаемые цветами и нижним бельем обоих полов.
Щаранский с фон Штыком вышли на улицу. Вечерело.
- Не плохо бы поужинать. Да и поесть бы не мешало,- прозрачно намекнул Щаранский.
- Безусловно,- согласился фон Штык и хитро посмотрел на Щаранского,- наш вечер еще только начинается.
Они зашли в дорогое заведение неподалеку. Зал был пустынным. Они прошли к одиноко стоящему столику, за которым уже кто-то сидел. Подойдя ближе, Щаранский узнал одного из участников недавнего действа. Это был Осиновский. При появлении Щаранского он встал и жестом пригласил гостей присоединиться:
- Прошу,- Осиновский был вежлив и галантен. В нем совершенно нельзя было узнать человека, которого они полчаса назад видели в суде,- Будьте нашими гостями! Отто, представь нас друг другу, пожалуйста.
- Щаранский Лев Натаныч,- протянул руку Щаранский Осиновскому.
- Осиновский Борис Абрамыч,- кивнул головой Осиновский,- ну, давайте за знакомство грамм по сто пятьдесят.
Осиновский разлил бутылку точно по трем стаканам, подмигнув Щаранскому.
- Мастерство не пропьешь,- решил польстить ему Щаранский.
- А то!- подхватил Осиновский.
Только они поставили свои стаканы на стол и захрустели солеными огурцами на закуску, как через зал скользнула тень и материализовалась возле их стола. Щаранский с удивлением узнал второго участника недавнего действа ответчика Романа Агдамовича.
Агдамович протянул руку Щаранскому:
- Роман Агдамович, а для друзей просто Рома,- представился он.
- Щаранский Лев, а для друзей как удобно,- в свою очередь представился Щаранский, начав понимать, что фон Штык его втягивает во что-то.
- Хвоста не было?- полушепотом спросил Осиновский.
- Я уж и так закоулками пробирался поэтому так долго,- олигархи заговорщицки посмотрели друг на друга.
- Есть тут у нас еще один расиянин,- начал объяснять Осиновский гостям,- беженец, жертва режима, голодранец Бичваркин. У него чикисты сеть палаток по торговле контрабандными сотовыми трубками на родине отжали. Слышали про такого?
Щаранский отрицательно покачал головой.
- Значит вам повезло. Денег у него вообще нет, вот и норовит вечно на хвост сесть и нажраться на халяву. Вот мы и шифруемся от него последнее время. Ну давайте по второй!- Осиновский снова мастерски разлил бутылку водки ровно на четверых.
Все выпили. Осиновский довольно крякнул:
- Натуральная ингушская! Люблю вкус родины!
- Обвальный поставляет. Но ее здесь можно достать только из под полы,- начал объяснять Агдамович,- но Боря такой мастер!
Агдамович поцеловал Осиновского в лысину, оставив отпечаток губ, испачканных в свекольном салате, у него на темечке.
Щаранский с недоумением смотрел поочередно то на Осиновского, то на Агдамовича. Те же ничего не замечали, углубившись в поглощение закусок на столе.
- Простите, господа. Но я что-то не понимаю. А что сегодня происходило в суде?
Осиновский на миг перестал жевать и посмотрел на фон Штыка:
- Что, Отто, Натаныч разве не в теме?
Фон Штык отрицательно покачал головой.
- Хорошо,- кивнул головой Осиновский и разлил еще одну бутылку водки по стаканам,- сперва выпьем, а потом я расскажу.
С выпивкой затягивать не стали. Втянув хвост кильки в рот, Осиновский начал свой рассказ:
- Все думают, что мы собрались в этой мокрой дыре от хорошей жизни. Покупаем тут старые халупы или соккерные клубы от того что у нас денег девать некуда. Но это не так.
- Не люблю соккер,- икнул Агдамович,- я карты люблю: очко, свару, козла! О, давайте в козла сыграем.
- Вот, послушай что человек говорит,- ткнул в него пальцем Осиновский.
Тем временем Агдамович вытащил колоду карт и попытался начать раздавать их.
- Не сейчас, Рома,- начал останавливать его Осиновский,- у нас серьезный разговор с Левой. Давай лучше еще по одной накатим.
Агдамович пьяно кивнул головой.
- Сейчас он еще один, два стакана с нами накатит и отвалится,- шепотом пояснил Осиновский,- ну так вот, - продолжил он свой рассказ,- мы все здесь не от хорошей жизни. Мы все жертвы режима и кровавой гэбни вынуждены жить здесь. Я в прошлом держал общак, ну ты знаешь, не мне тебе объяснять, сколько я сделал для этой страны. Тьфу, бля! Для той,- он показал пальцем в сторону двери, этой страны. Ну ты понял?
Щаранский согласно кивнул и решил в дальнейшем банковать сам, не дожидаясь того, как у говоруна Осиновского в горле пересохнет.
- Рома, пока еще держит общак гэбни,- Рома согласно кивнул головой:
- Пока еще держу. Но все!- он отрицательно замотал головой,- они взяли мою семью в заложники! Их держут в гулаге!- Агдамович стал вытирать слезы, покатившиеся по небритым щекам.
- За семью Ромы, не чокаясь!- провозгласил тост Осиновский.
Все выпили, Осиновский отправил свой стакан в стену:
- Ууу! Кровавая гэбня! Не забудем! Не простим!
Не многочисленные посетители обернулись на звон разбитого стакана и посмотрели на Осиновского с явным осуждением:
- Чего уставились, суки!- разозлился Осиновский,- а ну пшли вон!
- Да успокойся ты, Боря,- начал утихомиривать его фон Штык,- давай дальше рассказывай.
Осиновский согласно кивнул головой и мирно сел.
- Так вот,- продолжил он спокойным тоном,- деньги у нас конечно есть. Но не те миллиарды, которые рисует Форбс. Это общак. Но мы ступили на тропу войны: «этот поезд в огне, и на нем на что больше жать, этот поезд в огне и нам некуда больше бежать»,- внезапно запел Осиновский.
Агдамович немного покачался над столом и с шумом уронил голову на тарелку с остатками салата.
Щаранский подумал, что этот вечер никогда не кончится. Однако торопится ему было некуда. Тем временем Осиновский вновь вернулся к действительности, разлил еще одну бутылку на троих, выпил свой стакан, занюхал кусочком хлеба и продолжил повествование:
- Короче это жалкое существование в этом убогом городишке нам уже изрядно надоело, и мы с Ромой решили приступить к борьбе с режимом. Тем более, что опыта подковерной борьбы, причем успешной,- он сделал ударение на последней фразе,- ни мне ни ему не занимать.
Осиновский разлил еще одну бутылку по трем стаканам. Но пить спешить не стал:
- Но не за свои же деньги бороться с кровавой гэбней? Ведь мы же не пальцем деланные, не лохи какие! Мы решили бороться с гэбней за ее же деньги. Вот и устроили этот процесс, чтоб не привлекая особого внимания чикистов, отжать у них и легализовать энную сумму.
- Грамотно все продумали!- восхитился Щаранский.
- А то!- воодушивлся похвалой Осиновский,- еврей еврею глаз не выклюет! Ну за нас, мужики!
Все трое опорожнили свои стаканы и на какое-то время над столом возникла тишина и мерное чавканье. Затем Осиновский вытер масляные руки о пиджак спящего Агдамовича:
- Это все присказка, Лева. Так сказать, чтоб ты был в курсе общих деталей. А теперь непосредственно к делу. Лева, ты нам нужен в нашей борьбе с кровавой гэбней. Мы в курсе твоей репутации пламенного бойца, борца, миротворца из ларца! Во, я уже стихами заговорил.
Щаранский положил вилку на стол и посмотрел по очередно на фон Штыка и Осиновского. Фон Штык пожал плечами. Осиновский похлопал его по плечу:
- Я знаю, что ты согласишься. После нашей неизбежной победы, тебя ждут замечательные перспективы! Хочешь Штокманское нефтяное месторождение?- внезапно спросил его Осиновский,- Бери! Оно твое!
Агдамович внезапно поднял голову:
- Штокманское месторождение мое!- и снова уронил ее на тарелку, но уже другой щекой. Килька выскользнула из под его головы и отправилась в полет, окончившийся в шикарной прическе дамы, сидевшей от них через два столика.
- У нас есть свое подполье в той этой стране, есть боевые отряды, но нет толкового координатора. А вот сейчас будут деньги. Дело за малым, Лева. Соглашайся!
Внезапно все трое обратили внимание на тень, крадущуюся за окнами.
- Ну все, мужики, считай вечер испорчен,- Осиновский в досаде бросил салфетку на пол,- давайте по последней и расходимся.
Не успел он разлить, как возле стола материализовался молодой человек бомжеватого вида в грязной, некогда жолтой майке с логотипом компании, торговавшей сотовыми телефонами:
- Смотрите кто пришел!- скривился Осиновский,- познакомьтесь господа: экс-король сотовых трубок Женя Бичваркин!
Бичваркин совершенно не обращал никакого внимания на присутствующих и стал собирать всю снедь себе на тарелку, половину отправляя прямиком себе в рот. Он слил все остатки из бутылок и стаканов, при этом незаметно стащил с соседнего столика початую бутылку вина и приступил к ужину. Зрелище было совсем не аппетитное.
Осиновский встал из-за стола первым:
- Что ж господа, делать нам здесь уже нечего. Пойдемте на улицу. Рома за все заплатит потом, как проснется. Сегодня он нас угощал.
Все трое вышли на улицу.
rainbowwarrior: (Default)
Накануне.

Паша Шехтман проснулся и посмотрел на кровать: Саломона он еще как-то помнил, но что это за голая баба с ними он, хоть убей, не мог вспомнить. Голова болела с похмелья, но он твердо решил еще раз сходить на работу, что бы закрыть дело по угону машины Хайкина и, за одно, уволиться из органов. Еще накануне, он решил для себя, что посвятит свою оставшуюся жизнь правозащитному движению.
Он не стал тянуть с увольнением и просто оставил заявление на своем рабочем столе, прихватив с собой табельный пистолет, наручники и деньги из вещдоков накрытого наркопритона, в качестве выходного пособия. «На первое время хватит,- решил Паша, рассовывая деньги по карманам,- а там что-нибудь с Саломоном придумаем".

Мечин с Мудриным как бы случайно встретились в антракте «Лебединого озера», в холле обновленного «Большого театра»:
- Ну как дела Иваныч?- спросил Мудрин,- Характерно девки пляшут?
Мечин состроил конспиративную физиономию, не двусмысленно приглашая Мудрина в ближайшую точку мужского сортира.
- Все рушится, Леонидыч,- сказал Мечин, предварительно проверив все кабинки.
- Не паникуй, Иваныч,- холоднокровно ответил Мудрин,- что за дела?
- Чурков возвращается в Кремль.
- И чем это нам может помешать?
- Мы спалились!
- Не дрейф, Иваныч! Ты же говорил, что люди Гоголя зачистили непосредственных участников акции.
- Ну да.
- А тогда какое отношение мы можем иметь ко всем эти махинациям?
Мечин перестал метаться по сортиру.
- А ведь ты прав, Леонидыч! К нам ни одна ниточка теперь не ведет!
- Главное, это подтирать за собой всегда!- поддержал его Мудри.
- Голова!- Мечин посмотрел на Мудрина с уважением,- какие наши дальнейшие планы?
- Есть у меня одна многоходовочка на уме. Но надо будет очень постараться, чтоб все удачно прошло.
- И что ты задумал, Леонидыч?
- Вот смотри,- Мудрин начал объяснять свой план,- первый пункт: снять премьера с избирательной кампании. Второй пункт: дестабилизация в обществе. Третий пункт: мы приходим к власти на волне восстановления конституционного порядка.
- Красиво излагаешь, - кивнул головой Мечин,- но первый пункт это сразу непреодолимое препятствие.
- Ну почему же?- Мудрин посмотрел на него с любопытством,- смотря с какой стороны подойти к этой проблеме.
- Замочить чикиста предлагаешь?- бесхитростно спросил Мечин.
- Какие-то рецепты у тебя подозрительные,- упрекнул его Мудрин,- план такой: какой-то простой гражданин с улицы, допустим, просто обращается в конституционный суд по поводу разъяснения статьи конституции по поводу двух президентских сроков. А конституционный суд раз и решает, что два президентских срока, это два президентских срока максимум в жизни одного человека. Хлоп! И чикист пролетает, как фанера над Москвой, мимо Кремля! Чувствуешь?
- Голова, Леонидыч!- восхитился Мудрин.
- А дальше что?
- Дальше, потом будем думать. Сейчас главное с тебя обеспечить правильное решение конституционного суда. Понял задачу?
- Понял Леонидыч.
- Ну тогда расходимся. А то скоро уже и второе отделение закончится, как мы тут с тобой в сортире заседаем.

Щаранский сидел на песке и в задумчивости смотрел на набегающие на берег волны. Балтика шумела осенним ветром, поднимая в воздух белые песчинки. Лев Натаныч переводил взгляд с прибрежных волн на стоящий недалеко от берега серый натовский эсминец и обратно, заливая горе кошерным уиски. Он уже отошел от погони, которую за ним устроил Гоголь, и теперь гибель Натальи свалилась на него всем своим грузом.
Внезапно его кто-то похлопал по плечу:
- Хай, Лео,- это был Отто фон Штык,- грустишь в одиночестве?
- Хай, Отто,- Щаранский протянул ему бутылку,- помянем Наталью.
Отто отпил несколько глотков и вернул бутылку
- Не казни себя, Лео. В том что случилось с Натальей твоей вины нет. Она сама выбрала свой путь.
- Пожалуй ты прав, Отто,- согласился Щаранский,- не я ее искал тогда в Нью-Йорке, а она меня.
- Ну вот и ладненько,- одобрительно похлопал его по плечу фон Штык, отпив еще несколько глотков уиски из бутылки Щаранского,- у меня для тебя есть билеты в лондонский цирк. Места в первом ряду. Давай прокатимся.
Он сделал знак рукой, и в тот же миг от эсминца отделился катер и направился в их сторону.
- А заодно и поплаваем на этой комфортабельной яхте.

- Хайль,- зиганул Обвальный своим сторонникам собравшимся в трактире на съезд боевого крыла ПорнАсса,- рад приветствовать всех собравшихся на нашем партсобрании. Место выбрано не случайно- пивная занимает особое место в деле борьбы националистов с тоталитарными режимами. Так было в Германии в начале тридцатых годов прошлого века, так и у нас в России!
- Зиг, Хайль! Зиг, Хайль! Зиг, Хайль!- троекратно отозвался возбужденный зал.
- Всем вам известно, что власть в стране захватили еврейские кланы при непосредственной поддержке чикистской хунты. Они сделали наш народ бесправным, а всю страну сырьевым придатком Запада! «Хватит кормить Кавказ!» «Хватит кормить Москву!» «Долой партию жуликов и воров!»- вот наши лозунги на предстоящий русский марш, который будет первым днем нашей революции!
И снова зал разразился троекратным «зиг-хайлем». Обвальный продолжал выступление:
- Наши враги, благодаря поддержке чикистской хунты, вооружены до зубов кастетами, ножами и травматами. Но у нас есть свой ответ. Вот наше оружие!- Лехаим поднял над головой зажатую в руке рогатку,- вот с чем мы пойдем на бой с хунтой! Вот чем мы сметем в политическое небытие партию жуликов и воров!
Обвальный достал камень, натянул резинку, быстро прицелился и выстрелил. Лампочка, висевшая над входом, с характерным звоном погасла, осыпав осколками пол. Зал взорвался гулом одобрения.
- Так победим!- прокричал в микрофон Обвальный.
Зал опять прогремел троекратным «зиг-хайлем».

Чурков неспеша вошел в кабинет президента. Президент расплылся в улыбке и пошел ему на встречу, протягивая руки для рукопожатия.
- Слава, как я рад что ты наконец, поправился,- сказал он тряся руку Чуркову.
- Я тоже,- не мог не согласиться Чурков.
- Ну присаживайся, давай рассказывай!- президент пригласил его сесть на стул, а сам сел напротив,- столько дел накопилось. До выборов вообще мало времени осталось, а нужно столько сделать.
Чурков попытался открыть рот, но не успел.
- Вот мне поручили вести к выборам партию,- президент замешкался,- забыл ее название. Вот досада. Ну та которая жуликов и воров. Подскажи, Слав!
- «Единая Россия»- подсказал Чурков.
- Ну да. "Едим Россию",- кивнул головой президент, - но это не мое. Этот Титаник медленно, но верно идет на дно.
Президент вздохнул и посмотрел на Чуркова с укоризной.
- А ведь я хотел свою партию создать. Ты помнишь, Слава?
Чурков кивнул головой, пытаясь понять куда он клонит.
- Но из этого ничего не вышло. Ну да и бог с ним. С партией этой. Что ты думаешь о президентских выборах?
До Чуркова наконец стало доходить куда он клонит. Но он решил выдержать паузу. Президент посмотрел на него в упор:
- А ведь ты эээ здоров исключительно благодаря мне. Да вообщем-то и жив то же. Мне это не мало усилий стоило. Силовики тобой были очень не довольны. Подозревали тебя во многом нехорошем. Но я настоял. Только я в тебя верил, Слава.
«Пиздит,- подумал про себя Чурков,- этот крысеныш сроду ни о ком кроме себя не думал»- но вслух говорить ничего не стал, а только кивнул головой и состроил подобострастную гримасу:
- Я никогда в Вас не сомневался,- выдавил он из себя.
- Ну?- президент смотрел на него выжидательно,- И?
Чурков не понимал куда клонит президент. А президент начал уже закипать по-тихоньку.
- И ты хочешь, чтоб следующим президентом,- президент усиленно тянул произносить концовку фразы, предлагая это сделать Чуркову,- следующим президентом стал? Ну помоги же мне Слава!- топнул ногой президент.
- Следующим президентом должен стать,- механически стал повторять Чурков,- ой что-то у меня после болезни голова не варит совсем, Дмитрий Анатолич.
- Не тяни уже, Слава,- президент уже совсем плохо скрывал свое раздражение,- следующего покушения ты уже сможешь и не пережить, если будешь так себя вести.
Чурков стукнул себя по лбу:
- Ах какой я право тормозной после больничного. Конечно вы и только вы!
Президент вздохнул с удовлетворением
- Ну наконец-то я узнаю того Славу Чуркова, которого всегда знал. В которого всегда верил. И верю. Заметь.
Чурков понуро кивнул головой. Он уже стал жалеть, что так быстро вышел с больничного.
- Так вот,- президент продолжил уже деловым требовательным тоном,- в недельный срок тебе разработать план по реализации моего второго срока. О самом главном я уже подумал: финансирование будет.
Чурков встал из-за стола:
- Разрешите идти? Приступать, так сказать?
- Конечно разрешаю. Нечего тут рассиживаться. О первых результатах своего мозгоштурма доложишь мне завтра. И не думай, что в этот раз тебе все удастся пустить на самотек, как с «Правой партией». Тут, если провалишь, то встречу с Аллахом, я тебе гарантирую.
Президент стал зловещим. Чурков поежился под его колючим взглядом и задом выдавился из его кабинета.
rainbowwarrior: (Default)
Бадминтон на комбайнах.

Без шума и пыли Саломон вышел на волю, отсидев свои пятнадцать суток. Встречать его никто не пришел, хотя он ждал Щаранского. Денег в кармане не было, телефон сидел, до дома пришлось добираться пешком. Впрочем, не в первой.
Саломон открыл подъездную дверь, когда за его спиной раздался голос:
- Товарищ Хайкин?
Саломон выпустил ручку двери из рук и повернулся. Перед ним стоял молодой человек в штатском с раскрытым для прочтения удостоверением.
- Ну я,- со вздохом сказал Саломон,- зачем я опять понадобился органам? Вроде только освободился полчаса назад.
- Нам поговорить надо, меня начальство послало,- почему-то извиняющимся тоном начал юный полицай.
Совершенно неожиданно, Саломон даже почувствовал к нему какую-то симпатию:
- Ну давай поговорим,- согласно кивнул он головой,- вот тут на скамеечке устроит?
Парнишка согласно кивнул и они устроились на скамейке возле песочницы.
- Понимаете, товарищ Хайкин, пока Вы отбывали свой срок, вашу машину, БМВ седьмой серии, угнали.
- Что реально?- неподдельно удивился Саломон.
- Ну да,- ответил парнишка,- при попытке задержания угонщика, ваша машина попала в ДТП и восстановлению не подлежит.
- Хуя се!- совсем прифигел Саломон,- это как?
- А так,- парнишка достал из папки несколько фотографий и протянул их Саломону.
Первое, что бросилось Саломону в глаза, это гриф «Для служебного пользования» стоящий на всех фотографиях.
Хайкин решил рассмотреть их внимательней. Машина лежала на боку, было видно что она сгорела до тла. На некоторых фотографиях он различил следы пуль на дверях и крышке багажника. Одна фотография была сделана неудачно: на переднем фоне были видны женские ноги в туфлях. Саломону стало не по себе. Он стал лихорадочно соображать, что случилось с Щаранским. Саломон сглотнул комок, подкатившей к горлу.
- А чьи это ноги, лежат на дороге?- внезапно заговорил стихами Саломон.
Парнишка внимательно посмотрел на фотографию и то же изумился:
- Не знаю,- сказал он,- ваша машина как-будто на войну попала, а не в ДТП.
- Слышь братан,- обратился к нему Саломон,- а давай по пивку? Я полмесяца на нарах парился, а тут такое,- он ткнул пальцем в фотографии,- я потом отдам тебе деньги, как страховку за нее получу.
- Да ладно,- махнул рукой парнишка,- хорошая машина была?
- Да ничего, я всего дней десять то на ней и успел покататься, как на кичу попал. А она видишь, того,- всхлипнул Саломон. Они встали и отправились к ближайшей пивнушке,- тебя то как звать, малец?
- Пашка, Павел Шехтман, стажер на вашем участке.
- А меня, Саломон,- ответил Саломон,- головная боль на вашем участке.
Они пожали друг другу руки.
- А че менты тебя прислали?- спросил Саломон, когда они выпили по первой кружке.
- Да начальству зачем-то бумага понадобилась, что ты претензий к полиции не имеешь из-за гибели твоего автомобиля. Но никто не захотел с тобой встречаться. А меня вот послали, как молодого.
- Ссат, значит уважают,- выдал сентенцию Саломон,- Давай водки возьмем?
- Давай,- согласился Пашка.
- Давай я все бумажки подпишу, а папку и удостоверение бармену отдадим,- предложил Саломон,- чую вечер нас бурный ждет сегодня.
- Давай,- опять согласился Пашка,- клеевую они тебе справку дали,- ни одна страховая не откажет.
- Вот, блядь, уроды,- Саломон стал заметно косеть после вынужденного воздержания,- лучше бы машина цела была! Ну давай за нас, за правозащитников!

Щаранский без всяких проблем перешел границу и постучался в дверь конспиративной квартиры ЦРУ. Толстый поляк Зигмунд Ляховский, промышляющий крышеванием приграничной торговли бензином, алкоголем и сигаретами, ужинал, чем бог послал, запивая все местным самогоном. Он уже предвкушал нескучный вечер, поглядывая на призывно качающуюся перед столом массивную задницу хозяйки-литовки.
- Есть кто дома?- спросил Щаранский, войдя в дом.
Ляховский чуть не подавился самогоном, когда Щаранский показал ему специальный знак.
- Что желает вельможный пан?- со всей любезностью к начальству спросил Ляховский.
- Я бы пожрал чего-нибудь и выпил,- сказал Щаранский,- совсем вымотался шарахаясь по вашим лесам.
- Что стоишь, как дура?- заорал поляк на хозяйку,- давай гостю на стол приборы ставь.
Хозяйка забегала по дому в поисках снеди. Щаранский не был расположен к церемониям, поэтому сам достал из серванта стакан, наполнил его до краев самогоном и выпил, выловив из тарелки поляка соленый гриб на закуску.
- Давненько с той стороны никто не приходил,- льстиво сказал поляк, пытаясь вспомнить, когда здесь был последний нелегал.
- Не переживай так,- успокоил его Щаранский,- сейчас начнут и у тебя будет жизнь по-веселее.
Поляк состроил унылую физиономию, ясно давая понять, что он за госдеповские деньги и поскучать не против.
- Мне надо в ближайшую резидентуру, - распорядился Щаранский,- и побыстрее.
Поляк закряхтел, с жалостью посмотрел на недопитую бутыль самогона и задницу литовки, вздохнул и пошел во двор, готовить джип к поездке.

Тандем развлекался покатушками на комбайне по колхозному полю. Фермер Петров, на чьем поле были устроены гонки, смотрел на это действо, сглатывая ком периодически подкатывающий к горлу. Оставалась одна надежда, что ему кто-нибудь заплатит за погубленный урожай.
- Ну что, Димон,- спросил премьер,- нравится?
- Нравится, Владим Владимирыч,- согласился президент, пытаясь наехать на хозяйскую собаку.
- Вот,- согласился премьер,- это жизнь, а ты все в своем триппере торчишь.
- Не в триппере, а в твиттере,- поправил его президент.
- Один хуй,- отмахнулся премьер, вглядываясь в даль,- у нас гости вроде, - сказал он после небольшой паузы,- останови-ка. Я сойду, перетру с пацанами. Стрелочка у меня тут забита.
Президент надавил на тормоз, но слишком сильно, так что фсошники, находившиеся в узкой кабине, премьер и инструктор-комбайнер, чуть не вылетели через лобовое стекло.
- Водишь, как пизда,- откоментировал это дело премьер.
К моменту, как он встал обеими ногами на землю, на краю поля остановилась армада из черных Порше-Кайенов. Премьер сделал несколько шагов им на встречу. За ним продвинулось несколько охранников, автоматчиков, снайперов, над полем взлетело два вертолета, с интервалом в пару минут стали проноситься двойки фронтовых бомбардировщиков.
Премьер поднял правую руку, и вся эта армада снова ушла в тень. Как по моновению волшебной палочки, черные Кайены включили заднюю передачу, откатившись далеко назад и обнажив золотой Ролс-Ройс из которого вышел Тандыров, сделав приветственный жест премьеру. Премьер быстро дошел до края поля. Тандыров протянул открытые ладони:
- Валлекум аасалям,- сказал Тандыров сделав жест, по типу омовения лица.
- Привет,- премьер быстро сунул-вынул ладонь в руки Тандырова и угнездился в водительском кресле Ролс-Ройса.
Он потрогал кожу на руле, пошкрябал ногтем по золотой вкладке на панели и вопросительно посмотрел на Тандырова:
- Да,- утвердительно кивнул головой Тандыров, - автомобиль инкрустирован золотыми панелями и алмазами.
Премьер покачал головой:
- А я в тридцать пять лет ездил на «Запорожце».
«Не пизди уж»- подумал Тандыров, но в слух сказал другое- Времена меняются.
- И мы меняемся вместе с ними,- проявил интуицию премьер.- Молодым у нас везде дорога, старикам всегда у нас покой,- пропел премьер куплет из песни, ранее не знакомой Тандырову.
- Вы мне как отец, Владим Владимирыч,- начал Тандыров.
- И поэтому ты меня решил вот так просто наебать?- с усмешкой спросил премьер.
- Что Вы? О чем Вы?- стал теряться в догадках президент.
- Не гони,- парировал его премьер,- где наш кукловод? Что за хуйню Вы отмачили?
- Это не мы!- искренне парировал Тандыров,- мы были вынуждены.
- Ну, ну,- сказал премьер,- я готов развесить уши.
- Его заказали, но по счастью, нашим людям,- ответил президент.
- Допустим, я поверил,- кивнул головой премьер,- и кто этот злодей по вашему?
- Мои люди сказали, что заказ исходил от Мечина.- бесхитростно сказал Тандыров.
Премьер побледнел и замолчал, на какое-то время. Потом открыл дверь, и вышел наружу, сделав жест Тандырову. Тандыров последовал за премьером:
- Скажи болезному, что может возвращаться. Оформим ему больничный и полное выздоровление.
Тандыров недвусмысленно посмотрел на премьера.
- Ну что еще7- нетерпеливо спросил премьер.
- Владим Владимирыч,- патетически начал Тандыров,- Вы мне как отец родной! Очень прошу,- он бухнулся на колени прямо в придорожную пыль,- не бомбите нашу республику! Вот! Возьмите этот пистолет! Выстрелите мне в башку! Охрана предупреждена! Стрелять не будут!
Премьер отшатнулся, а потом умилился:
- Да ты что Гамзан!- он наклонился и стал поднимать его с колен. Снайперы с двух сторон холоднокровно продолжали держать цели на прицелах,- да как тебе такое и в голову могло прийти?
- Так ведь выборы же Владим Владимирыч. И избиратели Вас в хуй не ставят.
- Вот чудак,- премьер еще не мог отойти от приступа любви, внезапно нахлынувший к этому бородатому муджахеду,- ты думаешь я к ним лучше отношусь?- ответом на вопрос ответил премьер.
- Не знаю, - продолжал мотать головой Тандыров, одним глазом рассматривая расположение стрелков,- только не уничтожай республику!
- Да что ты высе заладил одно и то же? Кто это тебя надоумил?- премьер поднял его рывком из придорожной пыли,- столько денег вбито! С таким трудом мы наш международный имидж подняли, чтоб вот так ни за хуй, все в говно превратить! Нет батенька!- премьер взял Тандырова под руку, подводя к водительской двери,- и как тебе такое в голову могло прийти? Мы летом откатали беспроигрышные избирательные технологии на выдвижении эээ в, блядь! Забыл как должность Валькина сейчас называется!
Тандыров смахнул слезы с глаз:
- Вы мне как отец, отнятый у меня неверными!
- Ну полно, Гамзан!- успокаивал его премьер,- только бизнес! Ничего личного!
Премьер прошел к комбайну, а к Тандырову приблизилась армада черных Кайенов:
- Да, не забудь сказать кукловоду, чтоб в понедельник выходил на работу! Хуй с ним, больничный оплатим!- махнул рукой премьер и не оборачиваясь проследовал к бронированному Брабусу.

Profile

rainbowwarrior: (Default)
rainbowwarrior

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 02:07 pm
Powered by Dreamwidth Studios